메인메뉴 바로가기본문으로 바로가기

Features

Culture

Блестящий успех корейских музыкантов

Focus 2021 AUTUMN 34

Блестящий успех корейских музыкантов Блестящий успех корейских музыкантов Молодые классические музыканты из Кореи в этом году собрали высшие награды на престижных музыкальных конкурсах по всему миру, обеспечив себе прочную платформу для ещё более впечатляющего взлёта в будущем. Корейские музыканты неоднократно становились лауреатами Монреальского международного конкурса исполнителей в номинациях скрипки и вокала, но номинация фортепиано впервые покорилась в этому году 27-летней Ким Суён. © Denise Tamara, Courtesy of Kumho Cultural Foundation Пандемия COVID-19 в 2020 году привела к переносу или отмене международных конкурсов в области классической музыки, но в этом году ситуация несколько улучшилась, и с возобновлением разнообразных конкурсов стали приходить новости о блестящих достижениях корейских исполнителей. В этом году пианистка Ким Суён стала победителем Монреальского международного конкурса, виолончелист Хан Чжэмин и пианистка Пак Ёнмин победили на Международном конкурсе им. Джордже Энеску, а пианист И Донха и струнный квартет Arete String Quartet — на Международном музыкальном конкурсе «Пражская весна». В то же время баритон Ким Гихун завоевал главную награду на международном конкурсе оперных певцов BBC «Кардиффские голоса» — самого авторитетного вокального конкурса в мире. В прошлом представитель Кореи выигрывал приз за лучшую песню, но победителем конкурса кореец стал впервые. Специалисты считают, что за блестящими выступлениями корейских музыкантов на международных конкурсах стоит раннее обучение и жёсткая конкуренция. Обучение музыке, кроме вокала, начинают с детства, чтобы как можно раньше открывать таланты и затем обеспечивать им развитие. В Корейском национальном институте для одарённых в области искусства при Корейском национальном университете искусств предлагают обучение для юных гениев. Школьники начиная с третьего класса могут поступить сюда, пройдя строгий отбор. Но даже после зачисления нельзя расслабляться: чтобы остаться в строю, нужно проходить ежегодные прослушивания. Как правило, в дальнейшем проявляют себя те, кого отобрали, оценив не столько имеющиеся навыки, сколько скрытый талант и потенциал. В то же время в качестве ещё одного фактора успеха называется сила духа корейцев. Помимо этого по сравнению с прошлым расширились каналы, позволяющие участвовать в международных конкурсах и предоставляющие молодым музыкантам больше возможностей проявить свои таланты. Ким Суён Монреальский международный конкурс исполнителей открывает и поддерживает молодые таланты в возрасте до 33 лет. Конкурс проводится раз в год, поочерёдно для вокалистов, скрипачей и пианистов. Корейские музыканты неоднократно выигрывали награды в области скрипки и вокала, но категория фортепиано впервые покорилась в этому году 27-летней Ким Суён. В этом году конкурс проводился виртуально, с использованием видеозаписей. Ким Суён выбрала для исполнения «Сонату для фортепиано №30» Бетховена, «Сонату для фортепиано №2» Скрябина и сюиту «Ночной Гаспар» Равеля. Она также исполнила «обязательную программу», включающую три из «Двадцати четырёх прелюдий» канадского композитора Джона Бёрджа. Проживающая в Зальцбурге пианистка также прошла в полуфинал Конкурса им. королевы Елизаветы, сроки проведения которого почти совпадали с Монреальским конкурсом. В итоге ей пришлось одновременно готовиться и записывать видео сразу для двух конкурсов. «Поскольку я не играла перед аудиторий, я меньше нервничала. Но играть перед камерой и звукозаписывающим устройством было довольно тягостно», — вспоминает Ким Суён. Она говорит, что чувствовала себя как актриса, вынужденная играть перед стеной, выплёскивая при этом эмоции, как если бы перед ней был партнёр по сцене. На конкурсе Ким Суён получила высокую оценку за «поразительно искусную технику с необычайно тщательной артикуляцией и миниатюрными ценностями». Она взрастила в себе музыкальную силу воображения, изучая обширный репертуар в Корейском национальном институте для одарённых в области искусства, получила степени бакалавра и магистра в Моцартеуме, консерватории в Зальцбурге, и сейчас продолжает там обучение по программе для выдающихся исполнителей. В этом году конкурс проводился виртуально, с использованием видеозаписей. В финале Ким Суён исполнила произведения Бетховена, Скрябина, Равеля и канадского композитора Дж. Бёрджа. Это ⓒ скриншот видео, выложенного на YouTube. Хан Чжэмин, Пак Ёнмин Международный конкурс им. Джордже Энеску является частью музыкального фестиваля в честь румынского композитора и виолончелиста. Он проводится ежегодно и является одним из крупнейших музыкальных фестивалей в Восточной Европе. Добавив своё имя к предыдущим призёрам из Кореи, Хан Чжэмин стал самым юным победителем за 53-летнюю историю конкурса. «Я подумал, что это будет отличный опыт, а также возможность получить объективную оценку моих способностей», — рассказал Хан Чжэмин. В отличие от других участников, выступавших со своими аккомпаниаторами, он играл с румынским пианистом, которого ему определили организаторы. Это помогло юноше лучше понять румынский эмоциональный код и сыграло на руку во время исполнения в полуфинале «Сонаты для виолончели №2 до-мажор, ор. 26» Джордже Энеску. Выросший в семье музыкантов Хан Чжэмин начал играть на фортепиано и скрипке в пять лет, но потом сменил скрипку на виолончель, будучи зачарован её глубоким резонирующим звуком. Окончив 8-й класс, он поступил в Корейский национальный университет искусств, став самым юным студентом за всю историю заведения. Занявшая на этом конкурсе 1 место среди пианистов Пак Ёнмин, окончившая бакалавриат в Музыкальном институте Сеульского университета, а затем и магистратуру в Ганноверской Высшей школе музыки и театра, сейчас продолжает там обучение по программе для выдающихся музыкантов. Пак была одной из 14 полуфиналистов Международного конкурса пианистов Ференца Листа, который должен был пройти в прошлом году, но был отменён из-за пандемии. Не сломленная девушка подготовилась к конкурсу Энеску, выбрав для участия известный своей сложностью «Концерт для фортепиано №3 ре минор, ор. 30» Рахманинова. Исполнение, отмеченное подавляющей мощью и страстью, принесло ей заслуженную победу. Виолончелист Хан Чжэмин выступает на Международном конкурсе им. Джордже Энеску, проходившем в Бухаресте в мае этого года. 14-летний юноша стал самым юным победителем за всю историю конкурса, стартовавшего в 1958 г. ⓒ Andrei Gindac, George Enescu International Competition Пианистка Пак Ёнмин благодаря виртуозному исполнению Концерта для фортепиано №3 ре минор, ор. 30 Рахманинова заняла первое место в номинации фортепиано на Международном конкурсе им. Джордже Энеску, прошедшем в мае этого года в Бухаресте. Её дебют состоялся на концерте «Молодые артисты Кымхо» в 2014 г. ⓒ Andrei Gindac, George Enescu International Competition Специалисты считают, что за блестящими выступлениями корейских музыкантов на международных конкурсах стоит раннее обучение и жёсткая конкуренция. И Донха, Arete String Quartet Международный музыкальный конкурс «Пражская весна» был основан музыкантами Чешского филармонического оркестра в 1946 году. Он проводится ежегодно в двух номинациях для молодых музыкантов в возрасте до 30 лет. В этом году конкурс проходил в номинациях фортепиано и струнные квартеты, и в обоих из них первые места заняли представители Кореи: пианист И Донха и струнный квартет Arete String Quartet. Пианист И Донха после окончания университета Ёнсе получил степень магистра в Ганноверской Высшей школе музыки и театра, а сейчас учится в аспирантуре Мюнстерской Высшей школы музыки. Для своего первого участия в международном конкурсе музыкант выбрал свои любимые композиции, но поскольку эти произведения также любят исполнять многие музыканты, он уделил особое внимание тому, чтобы музыкально переосмыслить их в своём стиле. Пианист рассказал, что были некоторые трудности из-за того, что конкурс перенесли на месяц раньше изначальной даты, но отметил, что значимым опытом была возможность получить объективную и подробную оценку своего исполнения от членов жюри. Струнный квартет Arete String Quartet был образован в сентябре 2019 года. В его составе скрипачка Чон Чхэан, скрипач Ким Донхви, альтистка Чан Юнсон и виолончелист Пак Сонхён. Их дебютное выступление на концерте Kumho Young Chamber Concert в 2020 году транслировалось в прямом эфире на радио KBS Classic FM, что стало беспрецедентным достижением для неизвестных музыкантов. Сейчас они получают признание как восходящие звёзды, «дышащие в спину» таким квартетам, как Novus String Quartet и Esmé Quartet. На этом конкурсе помимо главного приза в номинации струнных квартетов, проведённой впервые за 16 лет, они получили ещё 5 специальных наград. Пианист И Донха играет на Международном музыкальном конкурсе «Пражская весна» 2021 г. — своём первом международном конкурсе. Он сказал, что для него более значимым,нежели присуждение ему первого места, была возможность получить объективную и детальную оценку своего исполнения от именитых членов жюри. . © Petra Hajská, Prague Spring International Music Competition У струнного квартета Arete String Quartet, образованного в сентябре 2019 г., дела быстро идут в гору. На Международном музыкальном конкурсе «Пражская весна» 2021 г., помимо главного приза в номинации струнных квартетов, они получили ещё 5 специальных наград. ⓒ Petra Hajská, Prague Spring International Music Competition Рю Тхэхён музыкальный колумнист

Безмолвие кварталов вокруг вузов

Image of Korea 2021 AUTUMN 41

Безмолвие кварталов вокруг вузов Безмолвие кварталов вокруг вузов «Однокомнатная квартира, двухкомнатная, комната со всеми удобствами, в новостройке, в аренду…». В университетских районах на стенах домов, на столбах вдоль улиц, на деревьях и на автобусных остановках висят, шурша на ветру, объявления. Но проходящим мимо людям в масках до них нет никакого дела. В кварталах вокруг вузов царит тишина. Когда пандемия приобрела затяжной характер, арендодатели, сдающие жильё рядом с вузами, забеспокоились. По мере того как занятия переходили в онлайн, исчезали студенты, и спрос на «вонрумы», крохотные квартиры гостиничного типа, сократился чуть ли не до нуля. Ещё раньше вернулись на родину китайские студенты, начали уезжать и студенты из провинции, раньше снимавшие здесь комнаты. Пока ждали, что студенты вернутся с возобновлением занятий в аудиториях, стоимость аренды упала вполовину. © Ahn Hong-beom В прошлом студенты, приехавшие из регионов, жили в основном в «хасукчипах», т.е. студенческих пансионах, по соседству с вузами. По сравнению с арендой комнаты, когда не только живёшь один, но и должен сам себе готовить и заниматься другими делами по хозяйству, проживание в «хасукчипе» имело массу преимуществ. Благодаря хозяйке пансиона оторванные от семьи студенты могли поесть горячего риса с щедрым «панчханом», а некоторые добросердечные хозяйки даже брали на себя стирку и уборку. Окружённые такой заботой, студенты чувствовали себя менее одинокими. Кроме того, со временем обитатели одного пансиона становились близкими друзьями, чуть ли не братьями и сёстрами. В таком образе жизни отражался общинный менталитет аграрного общества с его большими семьями. Но эта картина вскоре канула в глубины памяти. После 1980-х годов в стране резко выросло число вузов, поэтому одними пансионами, где жили, словно семья под одной крышей, удовлетворить спрос на жильё для студентов стало невозможно. К тому же вместе с атмосферой в обществе, в котором по сравнению с прежней общинной жизнью семейного образца приоритеты сместились на уважение личного пространства, одновременно с ростом числа домохозяйств из одного человека вокруг вузов начали появляться новостройки с «вонрумами». Так душевные отношения между хозяйкой пансиона и студентами уступили место деловым отношениям между арендодателем и арендатором. А в последнее время из-за необходимости социального дистанцирования из кварталов вокруг вузов исчезла сама молодость. Маленький балкон на южной стороне, крошечная кухня, хоть и маленький, но чистый санузел, встроенный шкаф и кровать… «Вонрумы», некогда заполненные мечтами, переживаниями и страстью молодости, стоят пустые, залитые лучами летнего солнца. Появятся ли в них с наступлением осеннего семестра новые жильцы с сердцами, исполненными надежд? Ким Хваён литературный критик, член Национальной академии искусств

Кёнчжу: резонирующая красота тысячелетней столицы

On the Road 2021 AUTUMN 37

Кёнчжу: резонирующая красота тысячелетней столицы Кёнчжу: резонирующая красота тысячелетней столицы Кёнчжу, хранящий красоту древней истории и культуры, — это город, где благодаря оставшимся памятникам и реликвиям можно представить, сколь блистательным было королевство Силла. Две трёхъярусные пагоды высотой 13,4 м, возвышающиеся на месте, где стоял храм Камын-сав Ёндан-ни (Ёндан-ри) являются самыми высокими пагодами периода Объединённая Силла. Глядящие на восточное побережье Кёнчжу, эти пагоды — всё, что осталось от древнего храма, построенного в честь силлаского короля Мунму, объединившего в VII в. три государства. Пагоды внесены под номером 112 в Список национальных сокровищ Кореи. Направляясь в Кёнчжу, которой некогда был сердцем буддийской культуры, я вспомнил, что Джек Керуак (1922—1969), важнейший представитель литературы «бит-поколения», в поздние годы был глубоко погружён в буддизм. Один из его романов озаглавлен почти так же, как эта рубрика, — «В дороге». Самое короткое определение Кёнчжу — «тысячелетняя столица». Точнее говоря, город был столицей в течение 992 лет, но он настолько прекрасен, что можно и округлить. Люди жили одной страной с 57 года до н.э. до 936 года, и имя той страны было Силла. Много ли в истории человечества государств, просуществовавших так долго? В голову приходит Римская империя и династии фараонов Египта. Но здесь речь идёт о том, что на небольшой территории на восточной оконечности Азии была страна, которая просуществовала 1000 лет и оставила после себя высокоразвитую культуру. Можно сказать, что Кёнчжу играл в одной лиге с такими знаменитыми городами, как Константинополь (Стамбул), Чанъань (Сиань) и Багдад. Он вёл активный обмен с Китаем, который, в свою очередь, был связан с Европой благодаря древнему Шёлковому пути, поэтому в могилах силласцев иногда находят предметы из римского стекла. Силла была страной с широким взглядом на мир и ощущала себя «гражданином мира». Невозможно не испытывать благодарность за то, что в этой стране, где с наступлением позднего Нового времени из-за краха империи и войны было разрушено почти всё, имеющее ценность, до сих пор сохранились следы силлаской цивилизации. Когда вы пройдёте через передний зал храма, перед вашими глазами предстанут произведения корейской буддийской скульптуры: куполообразный потолок в виде цветка лотоса, главная статуя сидящего Будды, а также барельефы различных Будд, бодхисатв и дэвов. Посетители могут любоваться великолепным буддийским пантеоном только через стеклянную перегородку, установленную для сохранения этого памятника корейской культуры. © National Research Institute of Cultural Heritage, Han Seok-hong Таинственная красота Подобно исследователю-чужеземцу, прибывшему на лодке, я въехал в Кёнчжу со стороны Восточного моря через руины храма Камын-са, связанного с великим королём Мунму (гг. правл. 661—681). Монарх начал возведение храма в надежде предотвратить вторжение японцев благодаря милости Будды, но умер до завершения строительства. Мунму завещал развеять свой прах над водами Восточного моря, чтобы он мог вернуться в облике дракона для защиты своей страны. Впечатление от этого места особое. Поскольку здесь нет чрезмерного лоска туристических достопримечательностей, оно выглядит чуть ли не заброшенным. Нет ни платы за вход, ни управляющего. На месте, где стоял храм, остались только две трёхъярусные пагоды. В древности море подходило вплотную к подножию храма, и был прорыт канал, чтобы дракон, в которого обратился король, мог свободно приплывать и уплывать обратно. Не знаю, пагоды ли защищали дракона или дракон защищал их, но простая красота пагод долго не позволяет отвести от них взгляд. Шкатулки для шарир, обнаруженные, когда пагоды разобрали для реставрации, поражают утончённостью силласского искусства работы с металлом. Эти сокровища, хранящиеся сейчас в Национальном музее в Сеуле, невероятно красивы. Их изысканность контрастирует с простой красотой пагод. Кажется, будто эти жемчужины, спрятанные внутри пагод, чтобы быть невидимыми глазу, заложили основу блистательной цивилизации Силла. В них есть скромность, когда роскошность не выставляется напоказ. Может быть, это учит нас тому, что истинной красоте не нужна оправа — она блистает сама по себе. Желая увидеть ещё больше таинственных красот Силлы, я направился прямо в сердце Кёнчжу. Вскоре передо мной выросла гора Тхохам-сан, защищающая город от морских ветров, а потом появилась пещера Соккурам, спрятанная глубоко в горе. Конечно, главные «звёзды» Кёнчжу — это пещера Соккурам и храм Пульгук-са. Структура пещеры Соккурам, отшельнического скита храма Пульгук-са, напоминает древнеримский Пантеон. Можно было бы удивиться тому, что в древности был обмен архитектурными технологиями, но я был слишком занят тем, что наслаждался красотой, которая была перед своими глазами. Соккурам — это кульминация буддийского искусства и архитектуры. Говорят, внутрь пещеры не просачивается дождевая вода и там не образуется мох. Изначально предполагалось выдолбить пещеру, но гранит оказался слишком твёрдым, поэтому был создан искусственный грот сборного типа путём соединения сотен кусков гранита. Это отличает Соккурам от буддийских каменных пещер Китая и Индии и придаёт ему особое очарование. В день, когда я посещал Соккурам, был густой туман. Большая часть грота закрыта ради защиты культурного наследия, а чтобы посмотреть то, что осталось видимым, нужно было отстоять длинную очередь, поэтому, казалось, не будет возможности рассмотреть всё подробно. Но я вдруг понял, что нет никакой нужды долго вглядываться. Эта красота была такого типа, что сразу входит в душу. Возможно, потому что распространяющаяся волнообразно яростная эстетика скульптурного искусства, лишь слегка коснувшись сетчатки моих глаз, выжгла на ней выражение лика главной статуи Будды. Статуя Будды в пещере Соккурам считается шедевром буддийского искусства. Соккурам — это гранитный пещерный храм, созданный в средней части склона горы Тхохам-сан в VIII в. В его пространственной структуре чувствуется влияние греческого и романского архитектурных стилей, с которыми в Корее познакомились благодаря древнему Шёлковому пути. © National Research Institute of Cultural Heritage, Han Seok-hong Винтажная эстетика Уже немного подготовленный, я отправился в Пульгук-са. Глядя на две пагоды перед главным алтарным зданием Тэун-чжон, я почувствовал винтажную эстетику того, что долго остаётся на одном месте. Ключевое слово, характеризующее Кёнчжу, возможно, именно «винтаж» — сочетание блеска, который когда-то ослеплял, и красоты, выдержавшей испытание временем. Как долго эти две пагоды стоят на этом месте? Они видели взлёты и падения королевских династий, жизнь, протекающую мимо этого места, а сейчас смотрят сверху вниз на многочисленных туристов. Структуру храма отличает сбалансированная красота. Три из четырёх львов, высеченных на Табо-тхап (Пагоде Многих Сокровищ), утеряны. Сокка-тхап (Пагода Шакьямуни) в процессе реставрации пережила ряд невзгод, в частности, разбилась шкатулка с шарирами внутри пагоды. Реликвии, пережившие немало тяжёлых испытаний, выглядели умиротворёнными. И вправду — вещи, которые что-либо пережили, поражают. Так же, как усилия тех, кто всё это время заботился о том, чтобы сохранить культурное наследие. Внутри пагоды Сокка-тхап была обнаружена также «Дхарани-сутра», великолепная ксилография той эпохи. Это сокровище Силлы — ещё один повод для гордости, ибо не нужно объяснять, насколько ускорило развитие человеческой цивилизации печатное искусство. Всё ещё подавленный масштабом и глубиной времени и пространства, отражёнными в винтажных реликвиях Пульгук-са, я зашёл в литературный музей, посвящённый двум писателям-уроженцам Кёнчжу. Прозаик Ким Донни (Донри) (1913—1995) и поэт Пан (Пак) Могволь (1915—1978) писали прекрасные тексты. Культура Силлы и корейская литература позднего Нового времени кажутся несвязанными, но я припомнил один связующий момент. Надпись на Божественном колоколе короля Сондока Великого, отлитом в эпоху Силла, гласит: «Люди того времени не любили богатство и ценили литературные способности». Может быть, они потому и оставили столько прекрасных вещей, что это была страна, где так прекрасно мыслили? Я позавидовал писателям, которые росли, видя вокруг себя сокровища цивилизации Силла. Возможно, поэтому они развили в себе обострённое чувство прекрасного. Внезапно я услышал, что в галерее Пан Могволя кто-то читает вслух стихотворение. В лирике поэта, который писал романтические в широком смысле стихи подобно английскому поэту Уильяму Уордсуорту (1770—1850), в сжатой форме запечатлены наблюдения относительно человеческой жизни и природы. Сокровища Кёнчжу — это не только реликвии: труды литераторов тоже долго продолжат блистать. В дополнение к музею можно также посетить родовые дома двух писателей и места действия их главных произведений. В храме Пульгук-са, расположенном у подножия горы Тхохам-сан, находятся две знаменитые пагоды: Табо-тхап (Пагода Многих Сокровищ), которую видно на переднем плане, и Сокка-тхап (Пагода Шакьямуни), расположенная на главном дворе. Этот храм и пещера Соккурам суть кульминация буддийского искусства Силла. В 1995 г. они стали одними из первых пяти объектов, внесённых от Кореи в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. В парке Тэрынвон, на территории около 125.400 кв. м возвышается 23 могильных кургана. Это крупнейший кластер древних захоронений в Кёнчжу. В этом месте, расположенном в районе Хваннам-до, в самом центре города, царит атмосфера таинственности, стирающей границы между временем и пространством. Каковы отношения между жизнью и смертью — гармония или дисгармония? И как мы должны принимать разрыв между современностью и древностью? Столь разнообразные яркие контрасты сами по себе делают Кёнчжу уникальным местом. Божественный колокол короля Сондока Великого, отлитый в VIII в., в эпоху Объединённая Силла, — это самый большой сохранившийся колокол в Корее. Колокол высотой 3,66 м имеет 2,27 м в диаметре раструба, толщину станок 11-25 см, а весит он18,9 т. Приспособление в виде трубки на верхушке, характерное только для корейских бронзовых колоколов, помогает создавать глубокий вибрирующий звук. Поверхность колокола украшена изысканными узорами, включающими изображения небожительниц апсар. Литературный музей «Тонни Могволь» посвящён двум писателям-уроженцам Кёнчжу. Прозаик Ким Донни (Донри) (1913—1995) и поэт Пан (Пак) Могволь (1915—1978) оставили неизгладимый следв истории современной корейской литературы. Музей также предлагает экскурсии в родовые дома писателей и места действия их главных произведений. В музее воспроизвели кабинет, где работал писатель Ким Донни. В музее Киму и Паку отведены отдельные галереи, в которых выставлены их изваяния и личные вещи. Одна из рукописей Ким Донни экспонируется в воспроизведённом кабинете писателя. Величественный звук колокола Выйдя из музея, я отправился в парк Тэрынвон. Пребывая в восхищении от грандиозности королевских могил, я вдруг почувствовал, что потерялся во времени и пространстве, поэтому укрылся в гробнице Чхонма-чхон (Гробница Небесной Лошади), которую можно осмотреть изнутри. Ногам было прохладно. На протяжении всей моей поездки в Кёнчжу шёл дождь, но я был так заворожён красотами города, что не замечал, что у меня промокли ноги. Я думал, что внутри гробницы будет страшно, таинственно или уныло, но там было прекрасно. Место, где покоится умерший, выглядело спокойным и удобным и не вызывало ощущения упадка. Когда я подумал о труде, вложенном в строительство гробницы, и заботе, с которой проводили похоронные обряды, я восхитился также усердием древних людей. Рефлексируя над своей леностью, я вышел из гробницы и тут же оказался в процветающем квартале Хваннам-дон, в центре Кёнчжу. Меня привела в растерянность пропасть между созданным в позднее Новое время районом и древней гробницей. Буйство жизни рядом со смертью. Каковы отношения между жизнью и смертью — гармония или дисгармония? И как мы должны принимать разрыв между современностью и древностью? Столь разнообразные яркие контрасты сами по себе делают Кёнчжу уникальным местом. Чтобы завершить свой краткий визит, я отправился к колоколу Сондока. Именно этот таинственный объект я больше всего хотел увидеть в эту поездку. Наполовину стёршиеся буквы на поверхности колокола, складывающиеся в ту прекрасную фразу про равнодушие к богатству и любовь к литературному таланту, стояли у меня перед глазами словно голограмма. Колокол издаёт величественный звук с глубоким резонансом, от которого идут мурашки по коже. Судя по феномену пульсации, его создатели хорошо понимали теорию волновой механики. Гул колокола напоминает церемониальный рык, который издаёт восхищённый собственным величием дракон, когда защищает многочисленные реликвии и памятники, демонстрирующие винтажную эстетику этого прекрасного древнего города. Пак Сан писатель Ан Хонбом фотограф

«Тхоран»: загадочный корнеплод

Essential Ingredients 2021 AUTUMN 41

«Тхоран»: загадочный корнеплод «Тхоран»: загадочный корнеплод Похожий на мягкий картофель «тхоран», он же тáро, в Корее издревле едят осенью. Непростые в приготовлении крахмалистые клубни позволяют создавать целый ряд неповторимых блюд. ➊ Таро — это уникальное растение, в котором всё идёт в дело. Хорошо высушенные листья летом едят в качестве закуски «намуль» и заворачивают в них мясо и другую еду («ссам»). Стебли слегка подсушивают, очищают от кожуры, бланшируют и обжаривают с семенами периллы, получая хрустящий «панчхан». Клубни таро отличаются своеобразной текстурой, которая не всем по душе, но зато их оригинальный вкус не спутаешь ни с каким другим. ➋ Клейкое вещество на срезе клубня таро — это муцин, полисахаридная слизь, которая расщепляет белки, помогая их перевариванию и впитыванию. Муцин также содержится в корне лотоса и ямсе; это прекрасный «смазочный материал» для желудка и кишечника. ➌ Острые, как иглы, кристаллы щавелевокислого кальция, содержащиеся в крахмале таро, вызывают раздражение на руках и жжение во рту. Если недолго поварить клубни в воде от промывания риса, то потом достаточно просто потереть их, чтобы избавиться от кожуры, в которой тоже есть эти кристаллы. © Син Хеу Иллюстратор Еда похожа на загадку, в которой скрыты разные факты. Возьмём, к примеру, тáро. Его очищенные клубни похожи на «камчжа», т.е. картофель. Почему же тогда его назвали совсем по-другому — «тхоран»? Дело в том, что, когда таро завезли на Корейский полуостров, в корейском языке не было слова «камчжа». Поэтому клубни таро стали называть «тхоран», т.е. «земляные яйца», поскольку они походили на выросшие в земле яйца. Согласно письменным источникам, картофель появился в Корее в 1824 году, в эпоху Чосон, тогда как «тхоран» упоминается в книге «Хяняк кугыппан» («Методы первой лекарственной помощи», 1236 г.) эпохи Корё, т.е. за 600 лет до этого. В «Тонгук Исан кукчип» («Сборник сочинений посланника И из Восточной страны)» литератора И Гюбо, жившего примерно в то же время, тоже говорится, что в деревнях варили суп из таро. «Тхоран-кук», прозрачный суп из говядины, дайкона и таро, приправленный соевым соусом, имеет простой, но глубокий вкус. Это традиционное блюдо едят главным образом осенью на Праздник урожая Чхусок. © Korean Food Promotion Institute Как избавиться от токсинов В Корее таро традиционно едят на Праздник урожая — Чхусок. Рецепт супа из таро приводится в кулинарной книге «Чосон ёри чепоп» («Разные рецепты корейской кухни», 1917 г.) Пан Синёна (1890—1977). Отваренные клубни кладут в суп или в бульон из говяжьих костей и варят, добавив немного ламинарии. Так готовят «тхоран-кук» по-сеульски. В южных провинциях клубни варят в ароматном бульоне из размолотых зёрен периллы. Таро в супе по виду почти не отличается от картошки. Но стоит положить кусочек таро в рот и пожевать, как сразу чувствуешь разницу. Благодаря богатому содержанию вязкого сока таро отличается «расползающейся» консистенцией. Некоторые терпеть не могут таро как раз из-за этого, но большинство форм слизи полезно для здоровья. Полисахариды, из которых состоит слизь в таро, действуют как пробиотики, т.е. служат пищей для полезных бактерий в кишечнике. Они легко впитывают воду и разбухают. Результаты одного из исследований показывают, что использование мукополисахаридов позволяет делать таблетки, растворяющиеся во рту без воды. Клубни таро богаты крахмалом. Крупинки крахмала в таро мелкие, поэтому они хорошо перевариваются, но сырыми клубни не едят, поскольку в них есть острые, как иглы, кристаллы щавелевокислого кальция. Эти кристаллы содержатся также в его листьях и в стебле наряду с энзимами, расщепляющим белки, поэтому при употреблении ботвы и клубней таро в сыром виде они вызывают во рту жжение. Сначала игловидные кристаллы проникают в слизистую оболочку и повреждают её. После чего вступают в дело энзимы, которые и являются причиной воспаления и боли. Именно поэтому обработку клубней таро следует производить в перчатках. Подобная ядовитость — общая черта растений семейства ароидных. Употребление их в пищу в сыром виде неизбежно приводит к раздражению слизистой, поэтому животные их не едят. Недаром говорят, что ароидные растут даже там, где пасутся овцы. Но человек, подчинивший себе огонь, легко избавляется от токсинов в таро благодаря тепловой обработке. Перед приготовлением достаточно замочить клубни или стебли на сутки и отварить. Во время тепловой обработки энзимы изменяются и перестают действовать, а кристаллы, растворяясь в воде, вымываются, пусть и не полностью, но их содержание уменьшается до уровня, делающего клубни съедобными. Если же вы купите осенью клубни или стебли таро и, не зная об их ядовитости, сразу положите их в суп, то из-за едкого вкуса такой суп будет трудно есть. Таким образом, рецепт супа из таро, который подают к столу на Чхусок, хранит опыт наших предков, которые умели находить способы нейтрализации токсинов в пищевых ингредиентах. «Тхоран-чорим» готовят из порезанных небольшими кусочками клубней с перцем шишито и целыми зубчиками чеснока. Их варят в соевом соусе с сахаром. Блюдо отличается глубоким, насыщенным вкусом, проявляющемся особенно ярко, если его есть с соусом, в котором оно готовилось. ⓒ 10000recipe Чтобы избавиться от едкого вкуса таро, клубни слегка отваривают, потом нарезают пластинками, как картофель, и запекают, чтобы сделать аппетитные хрустящие чипсы. Благодаря низкой калорийности это хороший диетический снэк. ⓒ momcooking Разнообразные блюда и десерты Говоря о чём-либо наполненном, существенном, осязаемом, корейцы используют выражение «как аль-тхоран», т.е. очищенный «тхоран». Префикс «аль» означает нечто, избавленное от того, во что было завёрнуто, или к чему было прикреплено, подобно словам «аль-пам» (очищенный каштан) или «аль-мом» (голое тело). До появления в Корее картофеля и батата «тхоран» был очень важной сельскохозяйственной культурой. Этим объясняется, почему «аль-тхоран» стал именем нарицательным для обозначения существенности, осязаемости. Несмотря на долгую историю употребления в пищу, таро едят в Корее только во время осенних праздников. В сентябре на рынках таро в изобилии, но после Чхусока его уже трудно найти. Раньше, помимо добавления клубней в суп, их жарили, засаливали в соевом соусе со специями и даже делали из них «сонпхён» (род вареников, обычно из рисовой муки). Также клубни готовили на пару, очищали от кожуры, смешивали с мукой из клейкого риса и жарили в масле («тхоран-пён») или, замешав их в тесто вместе с другими овощами, жарили, как оладьи («тхоран-чон»). Сейчас легче найти стебли таро, так как их кладут в острый мясной суп «юккэчжан». Очищенные от кожуры и высушенные стебли отваривают, потом, чтобы избавиться от едкого вкуса, долго вымачивают в холодной воде, после чего варят с овощами и говядиной. Волокнистость стеблей оттеняет упругую консистенцию мяса, доводя его вкус до максимума. В Корее главное место выращивания «тхорана» — Коксон в провинции Южная Чолла. Там находится половина полей «тхорана» и производится более 70% корейского «тхорана». В Коксоне можно попробовать различные блюда из таро. Фирменное блюдо Коксона — суп с размолотыми зёрнами периллы («тыльккэ-тхорантхан»). Своеобразный аромат таро хорошо сочетается с периллой и говядиной. Стоит также попробовать суп из таро, клубни таро на пару и оладьи из таро, купить порошок для приготовления напитков и «нурунчжи» (подгоревшая корка) из таро. Там же предлагают другие продукты из таро: хлеб, сконы, печенье, чипсы, в том числе с шоколадом. В наши дни появились яблочные пирожки с таро и мороженое. Это снеки для молодёжи, незнакомой с «тхораном». Но даже молодые люди, которые никогда не ели супа из таро, возможно, уже знакомы с его вкусом, если им доводилось пробовать чай с шариками из таро или молочный чай с таро. Таро — это разновидность колоказиии съедобной, широко распространённой в тропической Азии и Океании. В зависимости от региона и сорта клубни «тхорана» могут быть внутри белыми или фиолетовыми, но их объединяет особенный сладковатый вкус и мягкая консистенция. По всему миру — в Азии, в Африке, в Европе, в обеих Америках и даже в островных государствах, таких как Новая Зеландия, — люди едят бесчисленное множество блюд, десертов и продуктов с использованием таро. Их так много, что можно совершить кругосветный гастротур, пробуя разнообразно приготовленные клубни таро. Даже молодые люди, которые никогда не ели супа из таро, возможно, уже знакомы с его вкусом, если им доводилось пробовать чай с шариками из таро или молочный чай с таро. Тхоран» — это корейское название таро, многочисленные разновидности которого выращивают в тропических регионах и едят по всем миру под разными названиями: таро, кало, тало, дало, дашин и эддо. Называемый также «тропическим картофелем», таро хорошо растёт во влажном климате, в болотистых местностях. Даже молодёжь, которая, возможно, не пробовала блюд из таро, хорошо знает напиток, который делают из порошкового таро и молока. © Sutterstock О чём предупреждает цветущий «тхоран» Таро в Корее называют также «тхорён», потому что его щитообразные листья похожи на листья лотоса («рён»). Многие пожилые корейцы при виде «тхорана» вспоминают, как в детстве бегали под дождём, используя в качестве зонта его большие листья. Но мало кто видел цветки «тхорана». Раньше цветущий «тхоран» был такой редкостью, что говорили, будто он цветёт раз в сто лет. Дело в том, что таро — тропическое растение, поэтому у нас оно практически никогда не цвело. Но с середины 2000-х годов в разных частях страны стали ежегодно замечать цветущий «тхоран». Это связано с тем, что в Корее на смену умеренному климату приходит влажный субтропический. И цветущий «тхоран» посылает нам ещё одно предупреждение: наступил момент, когда требуется оперативно и решительно реагировать на глобальное потепление. Чон Чжэхун фармацевт, кулинарный критик Син Хеу иллюстратор

Сок Ёнхван ВОЛОНТЁРСТВО ДОКТОРА С СЕВЕРА

Tales of Two Koreas 2021 SUMMER 104

Сок Ёнхван ВОЛОНТЁРСТВО ДОКТОРА С СЕВЕРА Сок Ёнхван ВОЛОНТЁРСТВО ДОКТОРА С СЕВЕРА Сок Ёнхван, оставив благополучную должность на Севере, перебрался на Юг. Будучи первопроходцем, имеющим опыт применения традиционной корейской медицины по обе стороны от 38-й параллели, он безвозмездно помогает тем, кто оказался в трудной ситуации. Сок Ёнхван открыл клинику в Сеуле через четыре года после бегства с Севера. С тех пор он лечит пациентов, применяя традиционную медицину обеих частей полуострова, и щедро помогает тем, кто не может позволить себе лечение. Пациенты, привыкшие к тонким, как волос, иглам для акупункту¬ры, увидев иглы в «Клинике Сто Лет — Ёндынпхо» могут испугаться. Но выходцы из Северной Кореи относятся к ним по-другому. Клиникой заведует г-н Сок Ёнхван (55 лет). Кипы северокорейских книг в его кабинете, включая «Медицину Корё», сви¬детельствуют об уникальности этой кли¬ники. Г-н Сок — первый врач-северокоре¬ец, получивший на Юге лицензию врача традиционной корейской медицины. В октябре 1998 года, бросив много¬обещающую карьеру военного медика, г-н Сок вместе со своей будущей женой, бежал на Юг. Воспользовавшись его зва¬нием, позволяющим избежать проверок, они на попутках добрались от Пхенья¬на до Сеула через ДМЗ всего за три дня, поскольку выбрали прямой путь, а не через третью страну, как делает большин¬ство беженцев. За словами «сто лет» в названии кли¬ники — стремление помочь пациентам жить счастливо и без болезней до ста лет. Среди выходцев с Севера её также называ¬ют «клиникой для беженцев». Потому что здесь они могут, не опасаясь заоблачных счетов, получить лечение и даже жизнен¬ный совет от г-на Сока. С момента откры¬тия в 2002 году он не берёт за лечение ни воны с пациентов, которые испытывают финансовые трудности. Клиника для беженцев — Некоторые беженцы жалуются, что во многих клиниках или больницах они с трудом могут объясниться, поскольку персонал не понимает их из-за разницы между северокорейским и южнокорейским вариантами языка, — говорит г-н Сок. — Я уже пережил подобные проблемы, так как раньше них приехал в Сеул. Я лучше кого бы то ни было знаю, что у них на душе, и не могу притворяться, будто это не так. Среди его пациентов также много этнических корейцев из Китая. Они счи¬тают, что препараты и лечение г-на Сока очень подходит им, поскольку их образ жизни и питание похожи на то, как живут и питаются северокорейцы. Когда клиника г-на Сока находилась в центре Сеула, рядом с Кванхвамуном, её часто посещали даже высокопоставленные правительственные чиновники. Но посто¬янный рост арендной платы заставил его в 2017 году, после 15 лет работы, перее¬хать на новое место. Нынешняя клиника на юго-западе Сеула, в Ёндынпхо, занима¬ет 661 кв. м, что в два раза больше площа¬ди первой клиники, но при этом обходится дешевле. Г-н Сок родом из Капсана, что в севе¬рокорейской провинции Янган-до. Благо¬даря связям семьи его жизнь была доволь¬но благополучна. Впервые он столкнулся с суровой реальностью, когда во время командировки в провинцию, после смерти Ким Ильсона в 1994 году, увидел страдаю¬щих от недоедания солдат. Вдобавок, слу¬шая рассказы коллег-врачей, поработав¬ших за рубежом, он не мог избавиться от мысли, что нужно перебраться на Юг. На момент бегства с Севера г-н Сок имел звание капитана и заведовал отде¬лением скорой помощи в Госпитале №88. До этого г-н Сок работал в Исследова¬тельском институте фундаментальной медицины в Пхеньяне, также известном как «центр исследования долголетия». По его словам, такими привилегиями он был обязан своему отцу — высокопоставлен¬ному чиновнику в Командовании охраны (соответствует охране Голубого дворца). С тех пор г-н Сок и его жена потеряли связь со своими родителями. У них самих трое детей. Один сын изучает в вузе компью¬терную инженерию, другой — старше¬классник, а дочь ходит в школу 2-й ступе¬ни. Г-н Сок также ничего не знает о своих трёх братьях. — Мои родственники исчезли без следа. Люди говорят, что они буквально испарились. Сок Ёнхван постоянно занимается волонтёрской медицинской деятельностью. Он считает это благодарностью за то, что южнокорейское общество помогло ему обрести здесь дом и стать первым медиком, имеющим квалификацию врача традиционной медицины на Юге и на Севере. Количество медиков- волонтёров, как выходцев с Севера, так и южан в «Ассоциации Хана Саран», которую основал и сейчас возглавляет Сок Ёнхван, увеличилось до 40 человек; среди них — врачи традиционной медицины и медсёстры. Новое начало Когда г-н Сок прибыл на Юг, не было стандартной процедуры для лицензирова¬ния врачей с Севера. Министерство обра¬зования и Министерство здравоохранения и соцобеспечения разрешили ему сдать госэкзамен для получения лицензии врача традиционной медицины на основе реко¬мендаций Корейской ассоциации тради¬ционной медицины и ряда экспертов. Сидя по ночам за книгами, овладев¬ший на Севере лишь основами иерогли¬фики, г-н Сок сражался с южнокорейски¬ми учебниками по традиционной меди¬цине, заполненными трудными иерогли¬фами. Спустя три года после прибытия на Юг г-н Сок успешно сдал госэкзамен и стал первым медиком, имеющим ква¬лификацию врача традиционной медици¬ны как на Юге, так и на Севере. Затем он получил степень магистра традиционной медицины в университете Кёнхи, а сейчас планирует замахнуться и на Ph.D. По мнению г-на Сока, самая большая разница между традиционной медициной в двух частях Кореи — в акупунктуре. — На Юге, чтобы сделать процеду¬ру минимально инвазивной, используют тонкие иглы. Но на Севере иглы гораздо толще, — говорит он. — Люди думают, что лечиться такими иглами больнее, но это не так. После процедуры толстыми иглами пациенты чувствуют себя рассла-бленными и освежёнными. Это одна из вещей, по которой больше всего скучают здесь беженцы. В его клинике применяют традицион¬ную северокорейскую технику иглоука¬лывания, используя иглы «тэчхим» (букв. «большая игла») и «пульчхим» (букв. «огненная игла»). Здесь также ставят иглы из золота, которыми на Севере обычно лечат высокопоставленных чиновников. Диаметр таких игл 0,6 мм, тогда как диа¬метр обычных игл — от 0,12 мм до 0,3 мм. «В процессе обретения здесь дома я получил большую помощь от южнокорейского общества. Естественно, что я хочу отплатить за эту заботу». Сок Ёнхван — автор нескольких книг, в которых он рассказывает об особенностях северокорейской версии традиционной медицины. В одной из них, «Способы [сохранения] здоровья и [обеспечения] долголетия Ким Ильсона», он подробно описывает принципы натуропатии, которую предпочитал покойный лидер Северной Кореи. «Сохраняющая жизнь народная медицина на Севере» — книга Сок Ёнхвана о «медицине Корё», северокорейской версии традиционной медицины. Гордость за медицину Корё Традиционная корейская медици¬на уходит корнями в «Тоный погам» («Сокровищница восточной (корейской) медицины»; 1610 г.), труд врача эпохи Чосон Хо Чжуна (1539—1615). Но после разделения каждая из Корей пошла своим путём. На Севере развилась терапевтическая медицина. Там лечат на основе «сасан- ыйхак», т.е. «медицины четырёх темпера¬ментов (телосложений)», разработанной И Чжема (1837—1900), учёным-медиком позднего периода Чосон. Хронические болезни также лечат при помощи тра¬диционных методов, считая, что только повышение жизнестойкости организма в соответствии с его типом позволяет полу¬чить иммунный ответ и бороться с болез¬нью. Г-н Сок очень гордится медициной Корё. Используя свой опыт исследований сердечно-сосудистой системы и гемато¬логии в Исследовательском институте фундаментальной медицины в Пхенья¬не, он применяет такие препараты тради¬ционной медицины, как «Юсимхван» и «Тхэгохван», которые, как говорят, посто¬янно принимал Ким Ильсон и его сын Чжониль. Считается, что эти два лекар¬ства эффективны в борьбе с болезнями, вызванными стрессом, и замедляют ста¬рение. На Севере будущие врачи традици¬онной медицины проводят 6 лет в ауди¬ тории, после чего их ждёт 6 месяцев кли¬нической подготовки. При этом они изу¬чают как традиционную медицину, так и западную. По словам г-на Сока, северо¬корейские врачи для постановки диагноза обследуют пациента, используя и тради¬ционные, и западные методики, но лечат в основном на основе восточной медицины. Г-н Сок также говорит, что на Севере нет недостатка в лекарственных растени¬ях и хорошо организован подбор лекарств на основе темперамента пациента. — Самое важное в лечении больного — это его собственная воля к выздоров¬лению, а уж остальное зависит от того, к какому врачу он обратился и какие лекар¬ства и лечение тот прописал. Волонтёрская деятельность В активе г-на Сока также 4 книги: «Сохраняющая жизнь народная медици¬на на Севере» (2003 г.), «И в горы схо¬дить, и дикого женьшеня накопать» (2003 г.), «Способы [сохранения] здоровья и [обеспечения] долголетия Ким Ильсона» (2004 г.) и «Реальное состояние медицины в Северной Корее» (2006 г.). В 2004 году он вместе с ещё одним врачом традиционной медицины с Севе¬ра начал оказывать бесплатную медицин¬скую помощь пожилым людям. — Я получил большую помощь от южнокорейского общества. Естественно, что я хочу отплатить за эту заботу. К тому же для меня самого это утешение и неис¬сякаемый источник хорошего настроения. Г-н Сок возглавляет группу волонтё¬ров, которая сначала называлась «Объ¬единение медиков-выходцев из Север¬ной Кореи», а в 2015 году была переи¬менована в «Ассоциацию Хана Саран» («хана» означает «один, одна», «саран» — «любовь»). По мере увеличения числа медиков-выходцев с Севера, а равно и количества людей, сочувствующих этому начинанию, увеличивалось число волонтёров и спонсоров. Сейчас в ассо¬циацию входит более 130 человек, среди которых почти 30 врачей традиционной медицины и физиотерапевтов. Ким Хаксун журналист, приглашённый профессор отделения средств массовой информации Университета Корё Хан Санму фотограф

People

Продвигая региональный туризм

In Love with Korea 2021 AUTUMN 35

Продвигая региональный туризм CULTURE & ART--> Продвигая региональный туризм Проживая в Сунчхане, в провинции Северная Чолла, Леа Моро делает вылазки в малоизвестные места Кореи, чтобы поделиться с другими желанием познать мир. Каждую среду и по выходным Леа Моро работает гидом на автобусном туристическом маршруте в уезде Сунчхан. Автобус останавливается у главных достопримечательностей уезда, таких как Этнографическая деревня традиционной перечной пасты «кочхучжан», уездный парк на горе Канчхон-сан и гора Чхэге-сан. Леа Моро (Lea Moreau), уроженка Изрона — коммуны с населением около 1000 человек близ Лиона (Франция), описывает себя как «немейнстримовую девушку». Как бы она ни любила BTS и «Блэкпинк», её любимые корейские музыканты — инди-рок-группа «Сэсонён». И ярким огням Сеула она предпочитает жизнь в маленьком городе. В Сунчхане, сельском уезде в провинции Северная Чолла с её богатой народной культурой и традициями, Леа продвигает туризм в качестве госслужащей уезда. Естественно, туристы удивляются тому, что иностранке поручили «восхвалять» местные достопримечательности. Произношение Леа ещё не идеально, но она умеет создавать приятную атмосферу, когда делится своими открытиями. Сунчхан известен своей острой перечной пастой «кочхучжан» и живописной природой, но лежит он в стороне от проторённых дорог. Чтобы привлечь больше туристов и облегчить им передвижение, в 2019 году власти организовали автобусный маршрут и искали гида для сопровождения. Друг Леа, владелец джаз-кафе, порекомендовал её. «Он подумал, что я смогу привлечь и корейцев, и иностранцев, потому что я говорю по-французски, по-английски и по-корейски», — говорит Леа. У неё уже был тогда канал на Ютьюбе о путешествиях и некоторый опыт работы в туриндустрии.Когда в уезде решили создать для неё должность специалиста по продвижению туризма, то, чтобы нанять на госслужбу иностранку, пришлось получать добро сверху. Через полгода Леа приняли на работу. Местные называют её «френч конмувон», т.е. «французская госслужащая». Леа — популярная личность в уезде. Она ездит по округе на своём скутере; в его бардачке — рабочие перчатки, пара мешковатых брюк, камера и ханбок. Ведь никогда не знаешь — вдруг во время поездки понадобиться помочь фермеру на поле или нахлынет вдохновение снять видео. Появление на ТВ в таких передачах, как «Мой сосед Чарльз» (KBS), Леа также считает частью своей работы. Леа хочет опровергнуть мнение, что в маленьких городах нечего смотреть, и показать, что Корея гораздо больше, чем Сеул, кей-поп и телесериалы. Тяга к странствиям Любовь к путешествиям привела Леа из Изрона в далёкий уезд Сунчхан. Она выросла в сельской части Франции, поэтому всегда интересовалась внешним миром. Искру разожгла семейная поездка на Бали. «Мы ездили на мопедах. Родители сажали меня и сестру между ног. Я думаю, та поездка реально изменила мою жизнь, — вспоминает Леа. — Она научила меня тому, что есть другие народы, другие культуры и другие языки. И я осознала, что изучение иностранных языков откроет гораздо больше возможностей». После окончания школы Леа провела 18 месяцев в Австралии, где работала, изучала английский и иногда ныряла у Большого Барьерного рифа. Потом она переехала в Таиланд и, живя там, объездила Юго-Восточную Азию. В итоге, решив посвятить себя индустрии путешествий, она отучилась на онлайн-курсах и получила степень бакалавра по туристическому менеджменту. Одним из требований курсов была полугодичная стажировка в любой стране. Корейский приятель порекомендовал ей «Pedro’s House» в Кванчжу. Леа приехала туда в 2016 году и проработала в этом гестхаусе почти два года. «Я люблю Кванчжу, — говорит она. — Когда я была ещё ребёнком, мой дедушка, который любил историю, много рассказывал мне о прошлом Кореи. Но я ничего не знала о Кванчжу и о демократическом восстании, которое поднялось здесь 18 мая 1980 года. Кванчжу был хорошим местом, чтобы узнать историю Кореи и корейское общество».Во время жизни в Кванчжу она много ездила по региону Чолла, уделяя особое внимание отдалённым местам, в том числе близлежащим островам, несмотря на то, что такие поездки были непростым делом из-за недостатка туристической информации для тех, кто не говорит по-корейски. Это побудило её вместе с Педро Кимом (Ким Хёнсок), владельцем «Pedro’s House», написать путеводитель. Книга, однако, не была опубликована, но они создали ютьюб-канал «Jeolla Go».Позже, движимая интересом к региону Кёнсан, Леа какое-то время работала в культурном центре на острове Кочже-до, где большая часть населения занята в судостроении. После возвращения в Кванчжу открывшаяся вакансия в Сунчхане стала шансом для девушки, искавшей что-нибудь постоянное. Из-за пандемии поток иностранных туристов практически иссяк, поэтому в последнее время Леа, которая владеет также английским и корейским, проводит туры в основном для местных туристов. Слушая объяснения гида-иностранки, они с интересом осматривают достопримечательности уезда. ⓒ Lea Moreau Очень занятой гид Как специалист по продвижению туризма и опытный путешественник с рюкзаком, Леа с удовольствием помогает людям открывать места, незаслуженно обойдённые вниманием. Она хочет опровергнуть мнение, что в маленьких городах нечего смотреть, и показать, что Корея гораздо больше, чем Сеул, кей-поп и телесериалы.Леа рассказывает, что в Сунчхане находится один из самых длинных в Корее «чхуллон тари», т.е. «качающихся мостов». Это также одно из лучших мест в стране, чтобы любоваться цветением вишен — здесь меньше народа, чем в Чинхэ или Хадоне. А осенью в Национальном парке горы Канчхон-сан заманчиво выглядит разноцветная листва.Но вскоре после того как Леа приступила к новой работе, разразилась пандемия COVID-19, приведшая к фактической стагнации туризма. Туристический автобус Сунчхана с его улыбающимся «лицом» и открывающейся крышей, специально сделанный из двух автобусов, теперь перевозит около 10 человек в день три раза в неделю. В соответствии с правилами в автобус пускают только после измерения температуры. Если среди туристов нет иностранцев, сопровождение идёт на корейском.Во времена, когда большинство путешествует виртуально, работа Леа по продвижению туризма продолжается благодаря соцсетям. Примерно раз в неделю она загружает что-нибудь новое на свой ютьюб-канал, а также сотрудничает с Sunchang Tube, официальным ютьюб-каналом уезда Сунчхан. Эту часть работы она любит больше всего: «Я люблю снимать. Когда я была старшеклассницей, мы с классом ездили на Мадагаскар и мне поручили снимать наше путешествие. Хотя я не думаю, что качество моей съёмки тогда было хорошим».Очевидно, что со временем её навыки улучшились: в прошлом году Леа выиграла приз на конкурсе туристического видео. На призовые 1,5 млн. вон она купила дрон для панорамных съёмок. Леа, которую местные называют «французская госслужащая», сейчас является сотрудником Микробиологического института бродильной промышленности уезда Сунчхан. В её обязанности входит рекламирование знаменитой перечной пасты «кочхучжан» и не менее знаменитой пасты из перебродившей сои «твенчжан».ⓒ Lea Moreau «Живи в мечте» Леа недавно продлила свой контракт с уездом Сунчхан ещё на три года. «Для меня самое важное — это встречаться с людьми и знакомиться с их повседневной жизнью, чтобы лучше понять Корею, — рассказывает Леа. — Главная причина того, что я остаюсь на одном месте, — это люди, с которыми я встречаюсь, и друзья, которых я завожу. Корейцы и вправду очень гостеприимны. Когда они видят иностранца, особенно не в городе, всегда стараются помочь. Для меня такие встречи — это само по себе приключение». Леа высоко ценит усилия своих коллег в администрации уезда, которые объясняют ей государственную систему и учат работать при том, что её корейский отнюдь не совершенен. «Я знаю, что они реально инвестируют в меня много времени и доверяют мне», — говорит Леа. Словно в благодарность за это, она проводит по 10 часов в неделю за изучением корейского онлайн. Девиз Леа: «Не живи мечтами — живи в мечте». У неё большие планы на будущее: написать книгу о жизни и путешествиях по Корее, сделать телепрограмму о путешествиях, внести вклад в местную общину, помогая местным предпринимателям, чтобы их услышали и заметили. Более того, по словам Леа, она надеется, что сможет продолжать вдохновлять людей на поездки по миру и делиться с ними своим глобальным путешествием. Чо Юнчжон писатель-фрилансер, переводчик Хэ Донук фотограф

Любовь к необыкновенным историям

Interview 2021 AUTUMN 32

Любовь к необыкновенным историям 문학 산책--> Любовь к необыкновенным историям Чон Минхи принадлежит к первому поколению писателей фэнтези, выкладывавших свои произведения в Интернет в 1990-х годах. Её книги, в том числе пересмотренные издания, стали хитами не только в Корее, но и в Японии, Китае, Тайване и Таиланде. Выкроив минутку, писательница встретилась с нами в кафе возле дворца Кёнбок-кун, в центре Сеула. Писательница фэнтези Чон Минхи дебютировала со своим романом «Камень времени» на портале «Наунури» в 1999 г. Благодаря детальным описаниям и лирическому стилю её романы снискали любовь многочисленных фанатов в стране и за рубежом. Ни один разговор о прошлом, настоящем или будущем корейских романов в жанре фэнтези не может обойтись без упоминания писательницы Чон Минхи. Её первый роман, «Камень времени», рассказывает историю 18-летнего продавца Фабиана, который отправляется в путешествие в поисках четырёх драгоценных камней из ожерелья, полученного от отца. Роман был просмотрен более 4 млн. раз на портале «Наунури» и до сих остаётся легендой среди преданных фанатов жанра. Оригинальное мировоззрение писательницы принесло ей любовь и в геймерских кругах. Такие онлайн-игры, как ставшая классической TalesWeaver 2003 года от компании Nexon и вышедшая в 2013 году RPG-игра ArcheAge от компании XLGames, были созданы на основе её книг. Сколько лет в этом году исполняется с момента Вашего дебюта? Так как я начала свою первую серию в 1999 году, то, выходит, что 23 года. Первая книга из моей трилогии «Дети руны» под названием «Дети руны — Winterer» (2001—2019 гг.) впервые была издана на бумаге в 2001 году, так что в этом году исполняется также 20 лет этой книге. Трилогия «Дети руны» вызвала большой отклик. Сколько было продано экземпляров?Первая часть, «Дети руны — Winterer», состояла из семи книг, а вторая, «Дети руны — Demonic» (2003—2020 гг.) — из девяти. В 2018 году после смены издательства все книги были изданы заново в пересмотренной версии. Тогда мы подсчитали тиражи, и, хотя эти цифры неточные, вероятно, было продано около 3 млн. экземпляров. Почему Вы продолжаете переиздавать свои книги в пересмотренном виде? Вы настолько озабочены качеством?Писатели фэнтези, как правило, не любят править свои романы. Таких, как я, т.е. тех, кто при появлении возможности вносит правки в свои тексты, очень мало. Потому что с точки зрения удовольствия от работы, репутации и дохода гораздо лучше потратить время на написание чего-либо нового, нежели править старое. Прежде чем отправить книгу в печать я многократно её редактирую, пока сама не буду полностью довольна результатом, но проходит время, и, когда смотришь с другой точки зрения, в глаза бросаются моменты, которые хочешь подправить. К примеру, когда «Камень времени» готовили к переизданию в 2004 году в связи со сменой издательства, я ясно видела в нём незрелые куски, поэтому не могла отдать его в печать как есть, хотя и была очень привязана к этому роману как к своему первенцу. Мне кажется, если бы я тогда решила не вносить правки, а просто двигаться дальше, то и свои последующие работы я бы не правила. «Люди обычно думают, что романы фэнтези строятся целиком на воображении автора, но на самом деле в их основе лежат поиски огромного количества материала и его тщательное изучение». Культовое произведение Чон Минхи «Дети руны» состоит из трёх частей: «Дети руны — Winterer» (2001—2019 гг.), «Дети руны — Demonic» (2003—2020 гг.) и «Дети руны — Blooded» (2018—наст. вр.). В нём рассказывается о детях, пытающихся найти свою дорогу в жизни на фоне бесконечных конфликтов между разными государствами спустя тысячу лет после падения некогда процветавшего древнего королевства. Как реагируют читатели на пересмотренные издания? Дело в том, что я не просто отшлифовываю отдельные предложения, а вставляю также новые эпизоды, поэтому мнения читателей не могли не разделиться. Те, кто думает, что из-за этого придётся снова покупать книгу, наверное, недовольны. Но постепенно становится всё больше читателей, которым нравятся пересмотренные издания. А некоторые, сравнивая то, как было, и то, как стало, даже создают своего рода списки изменений и делятся ими друг с другом. В чём причина не снижающейся популярности ваших книг? Когда мне было за 20, я впервые начала выпускать частями свой первый роман на сайте «Наунури». Я просто писала то, что хотела, не задумываясь о реакции читателей. Но когда роман неожиданно приобрёл большую популярность, я осознала, что в мире, оказывается, много людей, которым нравится примерно то же, что и мне. Это придало мне уверенности в моих силах, я подумала, что, похоже, я могу просто отражать в текстах свои вкусы. Поэтому я просто наращивала историю кусок за кусок так, как она возникала у меня в голове.Я думаю, что это, возможно, из-за очарования, которое внутренне присуще такому жанру, как фэнтези. Романы в этом жанре не ограничены одним временным промежутком, в них есть универсальность и притягательность, объединяющие разные эпохи. Говорят, что Вам удаётся, освещая огромный макромир, в то же время не упускать из виду детали. Люди обычно думают, что романы фэнтези строятся целиком на воображении автора, но на самом деле в их основе лежат поиски огромного количества материала и его тщательное изучение. К примеру, чтобы написать историю, происходящую в воображаемом, не существующем городе, требуется провести тщательное исследование культуры городов человечества. Такая подготовительная работа позволяет создать продуманную композицию и детальные описания. Как Вы стали писать фэнтези? Я с детства пробовала писать. Тогда я просто писала то, что хотела, но позже оказалось, что я тогда писала фэнтези. Я стала по-настоящему воспринимать этот жанр, когда присоединилась к кружку любителей фэнтези на сайте «Наунури», и вот тогда я начала действительно писать фэнтези.Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что мне повезло. В 1990-е годы романы в жанре фэнтези как раз начали входить в моду в Корее, и этот дух времени совпал с моим личным мироощущением. Мои личные пристрастия вступили в резонанс с чувствами людей, любящими такие истории, и порождённая этим энергия придала мне сил. К тому же в 1994 году я поступила в вуз, а в 1997 году, когда я была на 4 курсе, разразился азиатский финансовый кризис. Тогда никто и не рассчитывал устроиться на работу после окончания вуза, поэтому быть безработным было не стыдно. Мне как будто дали время, чтобы я попробовала заниматься тем, что нравится, ибо всё равно в той ситуации я не имела другой возможности заработать на жизнь. Как возникли Ваши пристрастия в фэнтези? Наверное, они сформировались, когда я в детстве читала сборники шедевров мировой литературы для детей. Мне нравились необыкновенные, ни на что не похожие истории, к примеру, я очень любила книгу «Братья Львиное Сердце» шведской писательницы Астрид Линдгрен, известной своей «Пеппи Длинный чулок». Уже позже я осознала, какое влияние эта книга оказала на мой роман «Дети руны — Winterer». В чём особенность Ваших романов?Мне кажется, об этом должна говорить не я. Иногда читатели выкладывают рецензии на тему мира моих книг. Например, некоторые определяют мои романы как «литературу для юношества». Думаю, это имеет смысл. Это сейчас на корейском книжном рынке литература для подростков заняла прочное место, но, когда я начинала писать, такого жанра просто не существовало. Я выбрала подростков своей целевой аудиторией, поскольку в период до позднего Нового времени существовали церемонии совершеннолетия, и я хотела написать роман, в котором бы была история о таком обряде для читателей именно этого, переходного, возраста. Я думаю, что такова структура книги «Дети руны — Winterer». В ней дети оказываются в ситуации, когда никто не может им помочь, даже их родители, и в итоге они оказываются лицом к лицу с тем самым первым объектом, из-за страха перед которым они изначально сбежали. У Вас, должно быть, много также давних читателей. Последний том второй части «Детей руны» вышел в 2007 году, а первый том третьей части «Дети руны — Blooded» — в 2018 году. То есть спустя более 10 лет. За это время некоторые, наверное, забыли о моих книгах. Многие выросли, устроились на работу или вступили в брак. Но когда у меня была автограф-сессия в книжном магазине «Кёбо мунго» (а дело было зимним утром, в снегопад), на неё пришло более 500 человек. Я тогда очень удивилась. Там были люди, которые открыли для себя мир моих романов, читая «Дети руны — Winterer» в начальных и средних классах. Теперь же они пришли ко мне уже взрослыми. Каковы Ваши планы на будущее? Весь год у меня уже расписан по минутам. Нужно работать над сценарием для новой игры, которым я уже занимаюсь, а также продолжать писать «Дети руны — Blooded». Син Чжунбон корреспондент «Чунан ильбо»Хан Санму фотограф

Бум комнатного садоводства

Lifestyle 2021 AUTUMN 35

Бум комнатного садоводства CULTURE & ART--> Бум комнатного садоводства Пандемия коронавируса вызвала широкий интерес к садоводству. Растения успокаивают нервы и оживляют помещение. А выращенная в домашних условиях зелень помогает сэкономить в ситуации, когда цены на продукты непрерывно растут. Из-за пандемии COVID-19 люди стали проводить больше времени дома, увлекаться комнатным садоводством стала даже молодёжь. На разнообразных онлайн-курсах в популярной форме рассказывают, как лучше выращивать дома цветы и зелень. © CLASS 101 Вынужденная работать из дома, г-жа Пак Ынчжин (36 лет) поначалу приобрела одно растение в качестве бальзама для души, измученной особенностями жизни в условиях пандемии, но теперь её балкон похож на сад, а она сама недоумевает, как раньше жила без растений: «Я испытывала беспокойство, страдала от депрессий, но теперь, когда я смотрю на растения, на душе спокойно, и это даёт ощущение стабильности». Г-жа Ким Гёнсон (39 лет, работающая мама) считала, что только пенсионеры копаются в саду, пока однажды не наткнулась на однодневные онлайн-занятия по садоводству. Теперь она выращивает на балконе разные растения, чтобы было чем занять детей, которые из-за пандемии не могут ходить в школу или поехать на выходные на ферму. Когда пандемия кончится, г-жа Ким планирует записаться на офлайн-курсы, чтобы серьёзно изучать planterior (от англ. plant — «растение» + interior — «интерьер»), т.е. искусство использования растений в интерьере с целью создания не только декора, но и психологического комфорта. Интерес к комнатному садоводству, начавший расти около 10 лет назад среди людей пенсионного возраста, сейчас стал проявляться у представителей среднего поколения и у молодёжи. Неофитов от садоводства называют «пхамнини (пхамрини)». Это слово образовано соединением английского farm («ферма»; в корейском написании «пхам») и корейского «орини» («ребёнок, дети»). Изначально данный термин относился к новичкам в RealFarm, мобильной игры для соцсетей. Принимая во внимание жилищную культуру, когда 77,2% населения живёт в многоквартирных домах, то, что родившиеся и выросшие в бетонных коробках без дворов молодые люди оценили радость от выращивания растений своими руками и теперь копаются в земле, является очень значимым изменением. Многие люди справляются с тоской, вызванной пандемией, заводя «зелёных друзей». Ведь, как известно, общение с растениями способствует выработке серотонина, успокаивает и снижает риск депрессии. © Park Hee-ran Ухаживая за растениями в горшках, дети могут знакомиться с природой не выходя из дома. Теперь, когда большинство корейцев живёт в многоквартирных домах, гостиные, балконы и крыши домов превращаются в миниатюрные сады. © Getty Image Korea Ботанический тренд Интерес к садоводству витал в воздухе ещё до пандемии. В октябре 2018 года в Сеуле открылся первый в своём роде Сеульский ботанический парк. За истекшее время его посетило более 10 млн. человек. Примечательно, что после такого успеха слово «ботанический» стало использоваться в названиях самых разных учреждений этого района. Здесь есть «ботанический» жилой комплекс, дворец бракосочетания, кофейня, агентство недвижимости, бильярдная, больница и даже минимаркет.В начале этого года в Сеуле, на острове Ёи-до, открылся самый большой в Корее универмаг — The Hyundai. Этот универмаг нового типа, в котором 49% площадей отдано под внутренние сады и места отдыха, представляет разительный контраст с традиционным универмагом. Он появился в результате того, что «большая тройка» корейских универмагов, «Лотте», «Синсеге» и «Хёндэ», уже несколько лет соревнуется друг с другом в дизайне садовых пространств на своих торговых площадях.Можно сказать, что медленно распространявшийся до пандемии ботанический тренд после наступления коронакризиса вызвал настоящий бум садоводства. В январе, согласно данным крупнейшей в стране сети гипермаркетов «Лотте март», продажи товаров для садоводства, несмотря на общее резкое сокращение продаж из-за пандемии, вслед за ростом на 17,6% в 2019 году продолжили эту тенденцию в 2020 году, увеличившись на 18,7%. В частности, в 2020 году, когда пребывание в четырёх стенах стало нормой жизни, продажи комнатных растений и ваз выросли на 46,5% и 22,3% соответственно. Согласно данным интернет-магазина «Интерпарк», во второй половине 2020 года продажи товаров, связанных с садоводством, выросли на 32% по сравнению с тем же периодом прошлого года.Процветает также индустрия аренды гидропонных установок. Согласно данным Корейской ассоциации содействия изобретениям, масштаб рынка гидропонных установок, оценивавшийся в 2019 году в 10 млрд. вон, к 2023 году вырастет до 500 млрд. вон. Активизировалась также организация выставок, связанных с садоводством. В начале этого года в Национальном дендрарии Сечжона в провинции Южная Кёнсан открылась специальная выставка «Привет, моё растение-питомец!», а в выставочном зале комплексного культурного пространства «Пикник» в Сеуле до октября продлится выставка «Садоводство». Planterior и растения-питомцы Planterior — ещё один тренд, которым мы обязаны буму садоводства. Результаты анализа покупок по кредитным картам, опубликованные Институтом финансов Хана, показали, что продажи цветов и цветущих растений в январе-феврале 2020 года по сравнению с прошлым годом снизились соответственно на 8% и 10%, но с марта, когда связанные с пандемией ограничения стали строже, начали восстанавливаться и с апреля по октябрь демонстрировали рост вплоть до 30% в месяц.В некоторых семьях комнатные растения перестали быть простым украшением интерьера и превратились в домашних питомцев. Восприятие растений как питомцев позволяет человеку чувствовать себя менее одиноким и изолированным, что особенно актуально для тех, кто живёт один, и особенно для пожилых. Интерес к таким питомцам вырос после того, как многие звёзды шоу-бизнеса, в том числе участники бойз-бэнда BTS, стали рассказывать в соцсетях о своих «зелёных друзьях» как о питомцах.Правительственный анализ потребительских трендов в области цветущих растений также показал, что количество поисковых запросов относительно индустрии цветущих растений и цветов в 2020 году увеличилось примерно на 10,3% по сравнению с 2019 годом, что подтверждает растущий интерес к тренду planterior и растениям-питомцам.Американский психолог Стивен Каплан выдвинул «теорию восстановления внимания», согласно которой человек, чтобы освободиться от накопившейся ментальной усталости, инстинктивно стремится к природе. Общение с растениями ведёт к повышению выработки серотонина, успокаивает и снижает риск депрессии. Те, кто попал под чары садоводства, вероятно, испытали на себе целительные способности растений. Предполагается, что комнатное садоводство и после окончания пандемии не перестанет быть элементом нового стиля жизни.Зарубежный рынок также предлагает невиданное ранее разнообразие услуг и изделий, связанных с садоводством. Так, производящий роботов китайский стартап Vincross разработал роботы-растения, которые двигаются как животные-питомцы, а австрийский стартап Herbert создал Ponix Systems — своего рода панно для выращивания цветов и зелени, выполняющее одновременно декоративную функцию. Помимо этого, появились отели для растений, куда вы можете сдать своего зелёного питомца на время отъезда, и клиники для растений. Также есть онлайн-сервисы, где могут поставить диагноз и назначить лечение, если ваше растение-питомец вдруг заболеет. В некоторых семьях комнатные растения перестали быть простым украшением интерьера и превратились в домашних питомцев. Онлайн-курсы, выйдя за рамки показа того, как наполнить почвой горшок и посадить в него растения, теперь предлагают самые разнообразные занятия, в том числе по использованию растений для декорирования стен. ⓒ CLASS 101 Занятия по комнатному садоводству называются также занятиями по «курированию растений». На них рассказывают о жизненном цикле растений, плюсах и минусах их выращивания, а также о способах украшения ими жилого пространства.ⓒ CLASS 101 Чон Дэхон президент Корейской ассоциации по содействию садоводству в жизни

В ПОГОНЕ ЗА БЫСТРЫМИ ДЕНЬГАМИ

Lifestyle 2021 SUMMER 100

В ПОГОНЕ ЗА БЫСТРЫМИ ДЕНЬГАМИ CULTURE & ART--> В ПОГОНЕ ЗА БЫСТРЫМИ ДЕНЬГАМИ Тем, кто никогда не пробовал мина¬ри, употреблению в пищу этого расте¬ния может показаться странным. Но, если разобраться, оно нам не такое уж и чужое. Морковь и сельдерей, исполь¬зуемые в мирпуа и софрито, — оба род¬ственники минари. Если вы любите хрустящий сельдерей, вы быстро под¬ружитесь и с минари. Её можно добав¬лять в песто вместо базилика или жарить вместе со спагетти. Сравнивая пищевые культуры разных регионов мира, можно обнаружить, что сходств больше, чем различий. Подобным образом благодаря универсальности человека любой из нас сопереживает, когда следит за перипети-ями жизни семьи переселенцев в фильме «Минари». 29-летняя Им Субин, которая в этом году оканчивает вуз, недавно решила инвести¬ровать в акции 300 тысяч вон (около 260 долларов), скопленные за счёт подработки. Найти место стажёра в Корее не проблема, а вот попасть в штат практически невозможно. Поэтому Субин обратилась к игре на бирже, чтобы хоть немного заработать на жизнь. Ким Арам, 33-летняя переводчица-фрилансер, планировала потратить часть сбережений на свою свадьбу в декабре прошлого года. Но из-за необ¬ходимости социального дистанцирования на цере¬монии не смогли бы присутствовать многие род¬ственники и друзья. Поэтому девушка отсрочила мероприятие, а деньги на свадебное путешествие вложила в акции. Она надеется, что благоприят¬ная ситуация на фондовом рынке позволит ей зара-ботать хотя бы небольшие деньги, которые станут подспорьем в будущей семейной жизни. Такие вложения средств в акции — уже не ред¬кость в этой возрастной группе. По данным Цен¬трального депозитария ценных бумаг Кореи, в 2020 году на национальном фондовом рынке было 9,14 млн. индивидуальных инвесторов, при этом при¬мерно треть из них (32,8%) — это новички. На конец 2020 года индивидуальные инвесто¬ры владели акциями на сумму 662 трлн. вон, что на 243 трлн. вон больше, чем в конце 2019 года (419 трлн. вон). Доля индивидуальных инвесторов в капитализации фондового рынка составила 28%, увеличившись на 3,6%.Мужчины владели акциями на сумму 489 трлн. вон, и это в два раза больше, чем стоимость акций на руках у женщин (173 трлн. вон). Но с точки зре¬ния прибыльности женщины явно впереди: стои¬мость их акций выросла на 77% — с 97 трлн. вон в 2019 до 173 трлн. вон в 2020 году. В то же время акции на руках у мужчин за тот же период «подрос¬ли» на 52% — с 321 трлн. вон до 489 трлн. вон. Разнообразные мобильные приложения облегчают манипуляции с ценными бумагами. Брокерские фирмы проводят различные акции с целью привлечь так называемых «муравьёв» — новых инвесторов в возрасте от 20 до 40, мечтающих разбогатеть за счёт инвестирования своих скромных зарплат. © freepik В погоне за удачей Почему корейскую молодёжь потянуло на биржу? В первую очередь, видимо, потому, что в ситуации экономического кризиса из-за затяж¬ной пандемии возникло ожидание, что фондовый рынок может принести быстрый доход. Кроме того, застывшие на низком уровне банковские ставки сделали сберегательные счета малопривлекатель¬ными. В итоге молодое поколение, мучившееся вопросом, куда инвестировать сбережения, стало притекать на фондовый рынок.5 января 2020 года корейский фондовый индекс KOSPI на момент закрытия торгов составлял 2206 пунктов. По мере роста обеспокоенности по пово¬ду влияния пандемии на экономику индекс продол¬жил падение, финалом которого стало обрушение на 29% — до 1566 пунктов 20 марта. Но тут пра¬вительство начало выделять средства для оказания финансовой поддержки и стимулирования эконо¬мики, появились новости о разработке вакцин, и фондовый рынок, воспрянув духом, начал быстро набирать обороты. Памятуя о том, что «Нужно налегать на весла, пока вода прибывает», молодые люди бросились играть на бирже. Ещё одним фактором стало паде¬ние уровня обеспеченности молодёжи рабочими местами. По данным Национального статистиче¬ского управления Кореи, на декабрь 2020 года тру¬доустроенных корейцев в возрасте от 20 до 29 лет было 3,51 млн. человек, что на 3,9% меньше, чем в конце 2019 года. Соответственно поднялся уро¬вень безработицы. Среди тех, кому от 20 до 29 лет, к декабрю 2020 года он вырос за год на 0,9%.Среди индивидуальных инвесторов, впервые пришедших на фондовую биржу в прошлом году, 53,5% были в возрасте до 40 лет. И их авантю¬ризм сыграл им на руку. В январе этого года индекс KOSPI перевалил за 3000 пунктов и продолжает расти. Отзвуки бума Этот феномен сопровождается появлением нео¬логизмов. Так, «Движение муравьёв Тонхак» («Тон¬хак кэми ундон») отсылает к Движению крестьян Тонхак («Тонхак нонмин ундон»), когда в конце XIX века крестьяне восстали против зависимо¬сти Кореи от внешних сил. Неологизм обозначает ситуацию, когда мелкие молодые инвесторы ску¬пают акции, чтобы защитить внутренний рынок от иностранных институциональных инвесторов. А «муравьи» — это молодые служащие на зарплате. Ещё одно модное словцо — «чурини», производное от слов «чусик» («акция») и «орини» («ребёнок»), означающее «начинающего игрока на фондовой бирже». Освещение в СМИ также расширилось. Раньше про акции говорили разве что на каналах, посвя¬щённых экономике, сейчас же эта тема поднимает¬ся даже в развлекательных программах. Типичный пример — передача «Марш муравьёв», стартовав¬шая на KakaoTV в сентябре прошлого года. В про¬грамме, которую ведут популярные телеперсоны, показывают, как звёздные участники инвестируют в акции со счетов, открытых на их имя. Програм¬ма была тепло принята зрителями и сейчас доступ¬на на Netflix. Каждый эпизод набирает в среднем около 2 млн. просмотров. Канал MBC показал в этом году пилотный выпуск ток-шоу «Мечта муравья». В программе из двух частей эксперты-экономисты подробно рас¬сказали звёздам шоу-бизнеса об основах игры на бирже. А на канале SBS вышел спецвыпуск «дол¬гоиграющей» развлекательной программы «Бегу¬щий человек», в котором разыграли модель игры на бирже. Также в марте на SBS в рамках шоу «Чего бездельничать?» популярный ведущий Ю Чжэсок общался с тремя молодыми инвесторами. Согласно данным книжного онлайн-магазина Interpark, объём продаж книг по инвестированию, акциям и паевым инвестиционным фондам в первом квартале 2021 г. вырос в 5 раз по сравнению с тем же периодом 2020 г. Долгосрочный тренд Специалисты полагают, что нынешняя увлечён¬ность молодого поколения игрой на бирже какое- то время продолжится. Помимо проблем с трудо¬устройством, молодёжь в ещё большее отчаяние приводят цены на недвижимость. Несмотря на меры правительства, в Сеуле, где проживает почти половина населения Кореи, за последние годы цены на жильё выросли вдвое.Молодые корейцы, вынужденно распростив¬шись с мечтами о собственном жилье, откладывают и вступление в брак. В 2020 году в стране заключи¬ли меньше всего браков с 1970 года, когда начали собирать соответствующую статистику. По данным Национального статистического управления Кореи, в прошлом году было зарегистрировано 214 тысяч браков, что на 10,7% меньше, чем в 2019 году. — Нынешнее поколение тех, кому от 20 до 40 лет, полностью отличается от предшествующего поколения, которое в этом возрасте откладывало с каждой зарплаты, чтобы купить машину, и мечтало о приобретении жилья, — говорит г-жа Пак Сонхи, старший научный сотрудник Института исследо¬ваний трендов Кореи. — В наши дни молодёжь считает, что машину можно взять напрокат, а соб¬ственное жильё с нынешними заоблачными ценами стало недосягаемой мечтой. На работу устроиться трудно, а рабочих мест с гарантией пожизненного найма почти не осталось, поэтому молодые люди, вместо того чтобы копить во имя далёкого буду¬щего, ищут возможность получить прибыль прямо сейчас, вложив небольшие деньги. Из-за пандемии эта тенденция проявилась ещё более рельефно. Сейчас, когда почти невозможно даже поехать за границу, молодые люди стали думать, куда можно инвестировать без личного контакта. И в этой ситу¬ации они естественно обратили свой взгляд на фондовую биржу — на вложение в акции, которые можно легко продавать и покупать при помощи приложения в смартфоне. Передача «Марш муравьёв» на KakaoTV, в которой о премудростях инвестирования в акции рассказывают новичкам, продлена на 4-й сезон. Исследование JobKorea — онлайн-портала, работающего в сфере трудоустройства, — показало, что трое из десяти студентов инвестируют в акции. При этом примерно половина из них начала заниматься этим менее года назад, когда пандемия ухудшила и без того не радужные перспективы устройства на работу. Среди индивидуальных инвесторов, впервые пришедших на фондовую биржу в прошлом году, 53,5% были в возрасте до 40 лет. И их авантюризм сыграл им на руку. Ра Йечжин корреспондент «Чунан ильбо S»

Погружаясь в боль и вызывая сопереживание во всем мире

Interview 2021 SUMMER 108

Погружаясь в боль и вызывая сопереживание во всем мире CULTURE & ART --> Погружаясь в боль и вызывая сопереживание во всем мире Изданные на разных языках графические романы Ким Гымсук привлекают внимание во всём мире. Особенно это касается её произведения «Трава», в котором поднимается проблема боли так называемых «женщин для утешения», ставших жертвами японской военщины. В своих романах Ким обращается к важным историческим событиям, в то же время фокусируясь на историях людей, отчуждённых от социума. © Pipoca & Nanquim В октябре прошлого года на Нью-Йоркском Комик-Коне, который из-за пандемии впервые проводился онлайн, были объявлены лауреаты Harvey Awards. Среди них оказался графический роман Ким Гымсук «Трава» (2017 г.), повествующий о жизни одной из «вианбу» — женщин, которых принуждали к сексуальному рабству для обслуживания солдат и офи-церов Императорской армии Японии до и во время Вто¬рой мировой войны. Роман получил награду в категории «Лучшая международная книга».Роман «Трава», который вышел на английском языке в 2019 году в канадском издательстве Drawn and Quarterly, вызвал большой резонанс. В том же году он вошёл в список «Лучших комиксов 2019 года» по мне¬нию The New York Times и в список «Лучших графиче¬ских романов 2019 года», выбранных The Guardian. В 2020 году роман получил также 10 наград, в том числе Krause Essay Prize и Cartoonist Studio Prize.Заокеанский «трофей» г-жа Ким обрела только в декабре 2020 года: пандемия и тут вставила палки в колё¬са. Но парадоксальным образом сам роман, будучи пере¬ведённым на разные языки, свободно путешествует по миру: недавно он вышел на португальском и на арабском. Другие творения автора — повествование о трагедии восстания на Чечжу-до в 1948 году «Чисыль» (2014 г.) и роман «Александра Ким, дочь Сибири» (2020 г.), рас¬сказывающий о жизни первой корейской революционер¬ки-большевички. Её последнее произведение, «Ожида¬ние», уже вышло на французском, а сейчас готовятся его издания на английском, арабском и итальянском.В апреле мы встретились с г-жой Ким в одном из кафе на острове Канхва-до, где она сейчас живёт. Вы изучали живопись и инсталляцию, а заявили о себе как автор графических романов. Я изучала в Корее западную живопись, а потом учи¬лась во Франции, изучала инсталляцию в Страсбургском высшем художественном училище (École supérieure des arts décoratifs, ESAD). Подрабатывала там переводом комиксов корейских авторов и даже получила некоторое признание как переводчик. Французы познакомились более чем с сотней таких комиксов в моём переводе. Однажды от редакции газеты корейской диаспо¬ры я получила предложение нарисовать комикс. Как раз тогда я открыла для себя потенциал этого жанра. Меня привлекло то, что автор может свободно выражать свои мысли лишь при помощи бумаги и карандаша. Я попро¬бовала рисовать, и комиксы понемногу накапливались. С того момента, когда я впервые начала рисовать комиксы, я много размышляла над тем, как лучше передать диалог, и много над этим работала. Какие работы повлияли на вас? Что касается историй, то тут было влияние корейских авторов. Такие корифеи, как И Хичжэ и О Сеён, велико¬лепно изобразили в комиксах фигуры наших отцов. Если говорить о рисунке, поскольку я в основном занималась абстрактной живописью, инсталляцией и скульптурой, то я не думала, что умею хорошо рисовать, однако полагаю, что в плане рисунка на меня повлияли Эдмон Бодуэн и Хосе Муньос, Помимо этого на меня в разных аспектах также повлияли Джо Сакко и Тарди. У Вас довольно много работ с автобиографическими историями. Какая из Ваших ранних работ представ¬ляет Вас наилучшим образом? Я пытаюсь сфокусироваться на наиболее болезнен¬ных исторических и социальных темах, переплетая их с автобиографическими историями, лично пережитыми моментами из повседневной жизни, историями людей, которых я встретила. Так, действие «Песни отца» (2013 г.) происходит в 70-80-е годы в Корее, когда экономиче¬ские причины заставляют обычную деревенскую семью, жившую сельским хозяйством, перебраться в Сеул. В этой автобиографической истории о трудном периоде жизни моей семьи я попыталась отразить универсальный облик корейского общества того времени. Я также хоте¬ла вместить в роман воспоминания о детстве. Мой отец исполнял «пхансори», и когда в деревне кто-нибудь уми-рал, он обычно брал на себя исполнение погребальных песнопений. Но после переезда в Сеул у него больше не было повода исполнять «пхансори». Если в ранних произведениях вы рассказывали об отце, то в недавних работах появляется образ матери. «Ожидание» (2020 г.) полностью посвящено моей матери. 20 лет назад, когда я училась в Париже, ко мне приехала мама, и тогда она впервые рассказала, что её старшая сестра, т.е. моя тётя, живёт на Севере. Когда-то мамина семья отправилась в путешествие из родного Кохына в Маньчжурию. По дороге они остановились в Пхеньяне. Тогда что-то произошло, мама вернулась на Юг, а её старшая сестра осталась там.Мама очень расстроилась, когда не смогла стать участницей проекта по воссоединению разделённых семей, осуществляемого Министерством объединения. Эту историю кто-нибудь должен был рассказать, и я решила, что это сделаю я. Проблема разделённых семей выходит далеко за рамки истории моей семьи, это обще¬распространённая проблема человечества, с ней люди имеют дело везде, где были или идут войны. Я хотела рассказать, что в конечном итоге жертвами войны стано¬вятся самые уязвимые и они, став беженцами, рассеива¬ются по миру. Тема, поднятая в романе «Трава», тоже, по сути, тра¬гедия всего человечества.Если оглянуться назад, впервые я задумала эту рабо¬ту, когда в начале 90-х посмотрела документальный фильм о «вианбу». После этого, даже во время пребыва¬ния во Франции, мне доводилось делать устные перево¬ды на эту тему, поэтому я читала материалы по данной проблематике и значительно расширила свои знания. И в 2014 году на Международном фестивале комиксов в Ангулеме я представила свой рассказ «Секрет». Так как хотела рассказать о жизни и боли «вианбу» с точки зре¬ния такой же женщины.Но та работа была короткой, поэтому я не смог¬ла вместить в неё всю тяжесть темы, о чём сожалела. В течение трёх лет я постоянно к ней возвращалась, и в итоге в процессе больших метаний и размышлений при¬шла к созданию «полнометражного» графического рома¬на. К теме «вианбу» я подошла как к проблеме насилия, которому подвергаются слабые, классового расслоения и империализма. Когда я интервьюировала бабушку И Оксон, которая появляется в романе, меня особенно опе¬чалил тот факт, что её всё время пытались заставить мол¬чать. Во время войны она была жертвой, не имеющей права голоса, но и после войны атмосфера в обществе принуждала таких женщин молчать о том, что с ними произошло. Я хотела рассказать обо всём этом. Ваши романы переводятся на разные языки. Толь¬ко «Трава» переведена на 14 языков. Что, по-вашему, позволяет Вашим произведениям широко распро¬страняться в разных странах? Мне кажется, больше всего моих работ вышло в переводе во Франции. Что касается издания «Травы» на японском, то меня поразило, что сами японцы созда¬ли кампанию по краудфандингу и помогли изданию и последующей дистрибуции романа. Больше всего я бла¬годарна переводчикам. Потому что мои истории своео¬бразные, они рассказывают о боли людей, и передать это людям другой культуры непросто. Мэри Лу занималась переводами на итальянский, американская кореянка Джэ¬нет Хон — на английский, Сумие Судзуки — на япон¬ский. Благодаря их усилиям смысл моих романов был без потерь донесён до людей в разных странах. Над чем вы сейчас работаете? Я каждый день выгуливаю своих собак. Причина не только в этом, но тем не менее я работаю над графиче¬ским романом об отношениях между собаками и людьми и даже уже сделала эскизы. Его выход запланирован на лето этого года, а называться он будет «Собака». Новый графический роман Ким Гымсук посвящён отношениям между собаками и людьми. Планируется, что он выйдет до конца этого года в Корее, в издательстве Maumsup (Сеул), а в начале 2022 г. — во Франции, в издательстве Futuropolis. © Korocolor Графические романы Ким Гымсук (слева направо по часовой стрелке): роман «Трава» на английском языке был издан канадским издательством Drawn & Quarterly в 2019 г.; роман «Александра Ким, дочь Сибири» вышел в прошлом году в Корее, в издательстве Seohaemunjip; роман «Ожидание» вышел в прошлом году в Корее, в Ttalgibooks; он также вышел на французском языке в мае во Франции, в издательстве Futuropolis; «Ожидание» на английском выйдет в сентябре этого года в Drawn & Quarterly; так выглядит роман «Трава», вышедший из печати в 2017 г. в Корее, в издательстве Bori Publishing; он же на японском языке, изданный в прошлом году Korocolor Publishers; также в прошлом году роман «Трава» вышел на португальском в бразильском издательстве Pipoca & Nanquim. © Drawn & Quarterly Ким Тхэхун корреспондент газеты «Чуган кёнхян» Ха Чжиквон, фотограф

Review

«Охапка» понимания для связей

Books & more 2021 AUTUMN 38

«Охапка» понимания для связей «Охапка» понимания для связей “My Brilliant Life” «Моя блестящая жизнь», Ким Эран.Перевод: Ким Чхиён.203 с. New York: Forge Books, 2020 г. $14.00 Роман Ким Эран повествует о короткой, но яркой жизни юноши по имени Арым. Арым страдает от преждевременного старения: в шестнадцать у него тело 80-летнего. Но на самом деле то, о чём хочет поведать автор, гораздо глубже.Арым одержим желанием успеть до своего 17-летия написать историю своей семьи. Юноша начинает её с того, как встретились его родители, собрав историю по крупицам из того, что они ему рассказали. Арым достаточно наблюдателен, чтобы заметить, что рассказы родителей совпадают не во всех деталях, но в то же время достаточно зрел, чтобы не испытывать соблазна встать на одну из сторон. Он скорее «на стороне истории», как будто она существует отдельно от людей, которые её рассказывают. Всякая история рассказывается по какой-либо причине, даже если эта причина просто в том, чтобы развлечь.Для Арыма история — подарок, который он намерен вручить своим родителям, поскольку не проживёт достаточно долго, чтобы порадовать их наградами или дипломом об окончании колледжа. Как любой ребёнок, он хочет произвести впечатление на своих родителей и представляет себе, как они будут восхищаться его богатым словарным запасом и остроумными фразами. Но это только поверхностный слой его мотивации. Когда Арым появляется на ТВ в передаче о людях в сложной ситуации, он чувствует себя обманутым, поскольку на экране выглядит гораздо лучше, чем ощущает себя. Так он узнает, каково это, когда кто-нибудь другой рассказывает твою историю. После передачи он получает и-мейл от тяжело больной девочки по имени Соха. Когда в переписке она признаётся ему, что её тайная мечта стать писателем, Арым с новой силой ощущает мотивацию рассказать историю своей семьи. Это другой уровень желания написать свою историю — желание сформировать связи с другими. Мы можем пытаться произвести впечатление на других, когда пишем, но на самом деле мы хотим, чтобы нас поняли. Понимание — это соединительная ткань, которая превращает мир в одно живое существо. Без него мы все — дискретные единицы, острова в холодном море. Но стоит нам это понять, как мы начинаем видеть, что мы все связаны друг с другом так, как мы, возможно, до этого даже не представляли себе. История Арыма — безусловно печальна, но она не трагична; по крайней мере, связь, которую мы в итоге начинаем ощущать с Арымом и его семьёй, поднимает её над трагедией. Нет лёгких ответов на вопросы, с которыми сталкивается Арым, но путешествовать с ним, пока он ищет на них ответы, — дело стоящее. Мы ощущаем полноту его яркой жизни, ибо он живёт на максимуме своих возможностей. Его имя по-корейски означает «охапка», и это кажется подходящим; прочесть этот роман — всё равно, что крепко схватить в охапку Арыма и его семью и не отпускать. Горькая любовная ода надежде “Hope is Lonely” «Надежда одинока» Ким Сынхи.Перевод: брат Энтони (Brother Anthony of Taizé).129 с. Lancashire: Arc Publications, 2021 г. £10.79 Поэзия Ким Сынхи в переводе брата Энтони может быть неудобным и даже обескураживающим чтением, но, как всякая хорошая поэзия, вызывает сильный эмоциональный отклик. Этот сборник, в который включены избранные стихи из двух последних сборников Ким на корейском — «Надежда одинока» и «Морской карась на разделочной доске», отличает нестандартный подход к переводу поэзии: рядом представлены корейский оригинал и перевод на английский. Это сделано в знак признания того, что, как замечает редактор, переводная поэзия — это и не английская поэзия и не иностранная поэзия, а нечто совершенно другое – нечто, что не заменяет оригинал, но существует почти в симбиотической связи с ним. Этот сборник может многое предложить тем, кому недоступен оригинал. На первый взгляд стихи могут показаться мрачными, печальными и даже леденящими душу, но на их оборотной стороне — надежда и исцеление. Стихотворение «Надежда одинока», давшее заглавие сборнику, кажется одой отчаянию, но, вчитавшись, обнаруживаешь, что это горькая любовная ода надежде. Отчаяться легко, а надеяться трудно, но поэт всё-таки отказывается отбросить надежду, называя её «пожизненным заключением». Пусть мы читаем стихи Ким Сынхи в переводе, но её голос звучит, встряхивает нас, чтобы мы пришли в себя, и направляет в сторону света. Примечательный ютьюб-канал: кей-поп и не только “DKDKTV” Создатели: David Kim and Danny Kim, YouTube DKDKTV стартовал в 2016 году, когда Дэйвид Ким и Дэнни Ким решили соединить два таких тренда, как кей-поп и видео с реакцией. Весьма иронично, что они не были фанатами кей-попа, но, заинтересовавшись BTS, Big Bang и EXO, начали записывать видео со своей реакцией на популярные кей-поп-клипы, предлагая корейский взгляд англоязычной аудитории. Когда ролики набрали популярность, на канале стали появляться видео и другой тематики. Сейчас у DKDKTV более 700 тысяч подписчиков и есть преданные фанаты, которые называют себя theDucks. Разговор о них лучше начать с еженедельной программы новостей DK News. А. для более глубокого обсуждения есть KSTea — часовой стрим, во время которого создатели канала «сплетничают» про мир кей-попа вместе с соведущей и экс-звездой кей-попа Кристиной Пак (Soobeanie). Дэйвид и Дэнни также создают объясняющие видео для иностранных фанатов, таковы две серии «KPOP Explained by a Korean» и «KPOP History Explained».Канал сфокусирован главным образом на кей-попе, но молодые люди им не ограничиваются и часто экспериментируют с видео. Особенно интересна серия «DK Asks»: репортёр берёт интервью у прохожих, чтобы получить представление о том, что интересует молодых корейцев. Вопросы вращаются вокруг кей-попа, но также затрагивают важные социальные проблемы,в частности буллинг в школе или движение BLM. Чарльз Ла Шуэ профессор отделения корейского языка и литературы Сеульского университетаяркие контрасты сами по себе делают Кёнчжу уникальным местом.

КНИГИ И ДРУГОЕ

Books & more 2021 SUMMER 116

КНИГИ И ДРУГОЕ Тёмная бездна человеческих взаимоотношений «Первая жена Синей Бороды» (Bluebeard’s First Wife) Ха Соннан (Сонран). Перевод: Дженет Хонг. 229 с. New York: Open Letter, 2020 г. $15,95. Сборник рассказов Ха Соннан — это путешествие в самые тёмные глу¬бины человеческих взаимоотношений. Её проза с многочисленными лири¬ческими описаниями потерь, изоляции и отчаяния, с отказом от застывшей нарративности в пользу паутины зарисовок, призванных скорее пробудить ассоциации, чем провозглашать, — похожа на сон. Поэтому мы ощущаем её влияние на глубоко эмоциональном уровне, разделяя боль и отчаяние персо¬нажей.У героев Ха Соннан сложные отношения с окружающим миром. Этот мир не просто безликая сила, способная раздавить человека. Он совершен¬но определённо состоит из других людей, и в этом величайший ужас бытия. Иногда эти люди — далёкие «другие», например дети, бегающие по лест¬ницам многоэтажки. А иногда это наши мужья, жёны, дочери, сыновья. Вне зависимости от того, далеко ли, близко ли эти «другие», главная тема, про¬ходящая красной нитью через весь сборник, — это наша извечная неспособ¬ность знать кого бы то ни было по-настоящему. Даже те, кого мы, как нам кажется, знаем лучше всего, могут хранить тёмные секреты. Полицейский, отправленный из Сеула в уединённую горную деревню, считает местных жителей странными и непонятными и не делает никаких попыток сближения с ними. Супруги, переехавшие в предместье Сеула в поисках идиллической жизни, больше заботятся о своей собаке, нежели об увечном сыне. В этих персонажах мы видим отражение нашей общечелове¬ческой тенденции закрываться от того, что не соответствует нашим мечтам или ожиданиям.Ещё одна тема, пронизывающая все рассказы, — это окраины. Большин¬ство историй происходит на окраинах Сеула или ещё дальше, за городом. Даже если действие начинается в городе, оно часто перемещается за его пре¬делы. Это движение к краям может происходить по целому ряду причин, таких как желание сбежать от городского шума и суеты или необходимость выполнить свой долг. Но в любом случае, покинув город, мы сразу оказы-ваемся в неизвестном пограничном пространстве, где не применимы обыч¬ные правила общества. Городские жители, которые, оказавшись за городом, стали браконьерами, возможно, самый очевидный пример данного явления, но мы видим, что это происходит на разных уровнях во многих рассказах.Рассказы Ха Соннан оставят после себя смятение, но и дадут богатую пищу для размышлений. Поскольку они не ведут прямо к смыслу и даже не притворяются, что есть какой-то один смысл; её истории будут раскрываться постепенно, в результате многократного возвращения к ним. Исследование значимого периода в корейском искусстве «Корейское искусство с XIX века до наших дней» (Korean Art — From the 19th Century to the Present) Шарлотта Хорлик (Charlotte Horlyck). 264 с. London: Reaktion Books, 2017 г. $60,00. Эта книга, по словам автора, не является попыткой «окончательного энциклопедического описания» корейского искусства за сто лет — с конца XIX и до начала XXI века. Зато она сфокусирована на важных вехах этого турбулентного периода корейской истории. На протяжении всего повество¬вания автор исследует связь искусства с поиском корейской идентичности.Первая глава посвящена последним годам эпохи Чосон, когда Корея превратилась в государство нового типа, а искусство стало политизирован¬ным. Во второй главе обсуждается колониальный период, когда искусство перестали воспринимать как прерогативу элиты и стали считать достояни¬ем каждого. Третья глава обращается к развитию социалистического реа¬лизма на основе идеологии Ким Ильсона в Северной Корее после Второй мировой войны. Четвёртая глава, выступая параллелью третьей, описывает тот же период на Юге, где на первый план вышел абстракционизм. В пятой главе рассказывается об искусстве «минчжун», т.е. «народном искусстве», в 1970-е годы. Шестая, последняя, глава посвящена произошедшим в послед¬ние десятилетия изменениям в подходе художников к своим задачам.Книга представляет собой симпатичное введение в тот период в исто¬рии корейского искусства, который, возможно, не пользуется должным вниманием. Она также ценна как редкий труд, написанный на английском языке. Хорошо знакомые звуки умиротворения и свежести «ФЕСТИВАЛЬ JAZZ KOREA 2020: концерт в Бумизе» «Квартет Сон Хачхоля» (Song Ha Chul Quartet). CD (27 минут). Бесплатный стриминг на YouTube и iTunes. Сеул: Gatefor Music & Art. 2021 г. Этот февральский релиз «Квартета Сон Хачхоля» — запись концерта на фестивале Jazz Korea, организованного Корейским культурным центром Кореи в Анкаре (Турция). Из-за пандемии фестиваль прошёл в ноябре 2020 года онлайн.Альбом с его ясными, пастельными тонами понравится не только фанатам корейского джаза, но и всем, кто знаком с жанром, и даже неофитам.Первая композиция, «Straight Life», — это также заглавный трек дебют¬ного альбома квартета 2017 года. За зафанкованными барабанами Со Сучжин смелым, отчётливым звучанием, напоминающим Хэнка Мобли, заявляет о себе саксофон Сон Хачхоля.Трек «Marionette» с саксофоном на фоне мечтательного пианино Им Чхэсо¬на исключительно прекрасен и напоминает атмосферой «Manha De Carnaval» Стена Гетца. Словно износившись в вечном течении времени, композиция сиротливо угасает.Трек «Going Up» открывает контрабас И Донмина, а потом в его безмятеж¬ность врывается Сон Хачхоль, извлекая из саксофона звуки, похожие на хлопья сахарной ваты. А в треке «Somebody’s Gold Fishery» искусность и тепло саксо¬фона уверенно объединяются, чтобы довести настроение до кульминации. Charles La Shure Professor, Department of Korean Language and Literature, Seoul National University Чарльз Ла Шуэ профессор отделения корейского языка и литературы Сеульского университетаРе Тхэхён музыкальный колумнист

Разнообразные взгляды на мир: что лежит за пределами?

Books & more 2020 WINTER 201

Разнообразные взгляды на мир: что лежит за пределами? Разнообразные взгляды на мир: что лежит за пределами? «Из чего создаётся город?» Пак Сонвон. Перевод на английский: Чан Чжонхва, Эндрю Джеймс Кист. 188 с. Цена: $16. New York: White Pine Press. 2019 Чтение сборника «Из чего создаётся город?» Пак Сонвона — уникальный опыт. Любой из рассказов мог бы легко стать полноценным самостоятельным произведением, но собранные воедино они рисуют более масштабную картину. Сборник напоминает аккуратно сплетённую паутину, в которой пересекается, соединяясь, множество нитей. Самые очевидные из них — это персонажи из ранних рассказов, снова появляющиеся позже, но есть и другие. Одна такая нить, проходящая почти через все истории, — это тема непрекращающегося дождя и неистовствующих потоков, которые приносит сезон дождей или тайфун. Если, как утверждает Карл Юнг, вода — самый распространённый символ подсознания, тогда этим историям постоянно угрожают потоки того, что таится под поверхностью сознания. Возможно, поэтому кажется, что истина совсем рядом и в то же время недостижима. Вероятно, как утверждает один обречённый персонаж, истинное значение не найти в словах, потому что слова его только искажают. Ещё одна нить, проходящая через рассказы, — это авторские рассуждения о писательстве, или творчестве в целом и его возможностях (или отсутствии таковых). Здесь есть запертая в ночном кошмаре юная девушка, которая пишет мрачную сказку, чтобы оправдать принесение себя в жертву ради общего блага; самопровозглашённый будущий писатель-фантаст, который начинает свой шедевр с классической фразы Булвера-Литтона: «Стояла тёмная ненастная ночь»; художник, который обнаруживает, что он один не согласен с критиком, прежде чем о нём забывает мир искусства; и писатель, который пытается сочинить любовную историю, но вместо этого из под его пера выходит нелицеприятный рассказ о беглеце. Есть также тема мечтаний и свободы, олицетворяемая отцами (или той несчастной маленькой девочкой), которые считают время клеткой для запирания людей. Чтобы означает вырваться из времени? Откроет ли это дверь к истинной свободе? Или, как утверждает общество, это просто означает безумие или смерть? Это всего лишь некоторые впечатления, которые остаются после прочтения — словно пейзажи, застывшие во всполохах молнии. Невозможно рассказать о целой книге в нескольких словах, и любая попытка описать вкратце различные сюжетные линии будет в равной степени бессмысленной. Но первостепенное впечатление — это многогранность взглядов на мир. Переключаясь с одного персонажа на другой, иногда прямо посреди рассказа, автор позволяет нам взглянуть на людей и события с разных точек зрения. Это может привести к вопросу: какая из этих точек зрения правильная? Какая из них показывает нам истинную суть вещей? И только после дальнейшего размышления мы задаёмся более глубоким и важным вопросом: а есть ли вообще среди эти точек зрения «правильная»? Или они просто разноцветные лучи света в тёмном, доведённом до отчаяния мире, которые ведут нас вперёд к цели, лежащей за пределами того, что мы можем видеть? Свежий взгляд на изучение корейской волны «Поп-город: корейская популярная культура и продажа места» О Ючжон. 238 с. Цена: $19,95. New York: Cornell University Press. 2018. Это одна из последних работ о корейской волне, или халлю. Тем не менее, благодаря уникальности подхода и точки зрения, книга стоит особняком в общем массиве литературы, посвящённой продолжающемуся буму корейской поп-культуры. Вкратце — в книге изучаются точки пересечения и взаимодействие между культурной индустрией и городской практикой, в результате чего происходит «продажа места» — превращение в товар физических локаций путём придания им эмоциональной ценности. Автор пытается не столько выявить причины корейской войны, сколько определить, как она трансформирует нацию. В книге халлю рассматривают, поделив на этапы: первый соответствует примерно первому десятилетию XXI века с корейскими телесериалами в качестве движущей силы, а второй — периоду с 2010 по 2020 годы, когда во главе халлю встал кей-поп. В первой части автор рассматривает, как административная децентрализация после наступления демократии заставила местные власти обратиться к коммерческому продвижению своих регионов в качестве импульса к развитию. А во второй части разбирается, как создаются кей-поп айдолы и как они помогают продавать местные модные точки, такие как районы Каннам или Мёндон в Сеуле. О корейской волне уже много написано, но исследование О Ючжон выделяется, поскольку оно привязывает корейскую волну к конкретным местам. Автора, безусловно, занимает феномен корейской волны как таковой, но в то же время она исследует, как это явление в свою очередь меняет землю, которая дала ему жизнь. Это монография будет полезна всем, кто интересуется халлю с научной точки зрения, но и поклонники корейских телесериалов и поп-музыки могут также оценить её как шанс углубить понимание столь любимого ими культурного продукта. Фундаментальный элемент, объединяющий Восток и Запад «Карма» Black String. CD. Цена: €17,50. Munich: ACT. 2019 Группа «Black String» — это Хо Юнчжон (традиционная корейская цитра «комунго»), И Арам (флейта «тэгым»), Хван Минван (барабан «чангу») и О Чжонсу (гитара). Название группы происходит от слова «хёнгым» (букв. «тёмная струна») — так иначе по-корейски называют «комунго». «Комунго» — самый аристократичный и консервативный из корейских традиционных музыкальных инструментов, при этом ему присуща такая знаковость, что его трудно как-либо модифицировать. Более того, он не подходит для исполнения обычных западных музыкальных гамм. Но в «Black String» этот инструмент солирует в джазовом коллективе, что, безусловно, представляет собой значимое и интересное изменение. Что же сделало возможным сотворчество трёх корейских традиционных инструментов и одного западного? Открытие общего фундаментального элемента, присущего и Востоку, и Западу, — спонтанности. После первого альбома «Mask Dance», принёсшего группе Songlines Music Awards в Великобритании в 2018 году, музыканты выпустили свой второй альбом, «Karma», на джазовом лейбле АСТ в Германии. Из девяти треков первые два, «Sureña» и «Hanging Gardens of Babylon», благодаря зажигательным ритмам создают образ призрачного экзотического мира. Даже в ремейке композиции «Exit Music» группы Radiohead, каверы на которую делали многие известные музыканты и от которой не ожидаешь новизны интерпретации, обнаруживается уникальный авангардный саунд. Во времена, когда границы между странами из-за пандемии превратились в барьеры, музыка «Black String» стремится разрушить их и передать послание «культурной солидарности, чтобы преодолеть кризис».

SUBSCRIPTION

You can check the amount by country and apply for a subscription.

Subscription Request

전체메뉴

전체메뉴 닫기